Союз писателей Республики Татарстан

Некоторые критикуют – татары дальше деревни не смогли уйти, а как от красоты уйдешь?»

Глава союза писателей РТ о критике в «Фейсбуке» и «Инстаграме», возвеличивающем нацию романе Гузель Яхиной, а также гонорарах литераторов.

Недавно союз писателей Татарстана торжественно отметил свое 85-летие. Председатель творческого союза, известный драматург Данил Салихов уже три года возглавляет этот творческий союз.«БИЗНЕС Online» поговорил с Салиховым о Дэрдменде, Тукае и других классиках, общении с главами районов Татарстана, «экстремисте» Вахите Имамове и «равномерной нагрузке» для 337 членах СП РТ.

Данил Салихов:  «Если не найти общий язык с главой района, то работать очень тяжело, что бы ни говорили. Какое распоряжение дает хозяин района, такая будет и политика»Фото: «БИЗНЕС Online»

«МЫ ПИСАТЕЛЯ ПРЕВРАТИЛИ В МАССОВИКА-ЗАТЕЙНИКА, А ЕГО НАСТОЯЩЕЕ РАБОЧЕЕ МЕСТО — ЗА ПИСЬМЕННЫМ СТОЛОМ»

— Данил-абый, нам с трудом удалось найти в вашем плотном графике время для интервью. Это было связано с подготовкой к празднованию 85-летия союза писателей Татарстана или у вас в принципе так много встреч и мероприятий, как у главы союза?

— У нас на протяжении 365 дней в году проходят всевозможные встречи с читателями, с разными поколениями. Союз писателей ни одного литератора не оставляет без своего внимания, каждый задействован в наших мероприятиях. Конечно, и языковой вопрос у нас в центре внимания.

Так что не сидим без дела, хотя открываешь интернет — «Фейсбук», «Инстаграм» — все заполнено критикой писателей. Говоря по правде, мы писателя превратили в массовика-затейника, а его настоящее рабочее место — за письменным столом. Его труд, его фронт — это его перо. С его помощью он воспитывает свой народ, осмысливает прошлое и настоящее. Если из-под пера выходит масштабное произведение, которое сможет воспитывать читателя на протяжении многих поколений, вот тогда писатель выполняет свою основную функцию. В качестве примера я привожу нашего великого Тукая. Он хоть и скончался в 27 лет, но успешно трудился через свои произведения над сохранением языка, традиций и обычаев татарского народа.

— Но Габдулла Тукай тоже не сидел на одном месте…

— Да, Тукай тоже ездил, выступал во многих местах, но нам он дорог прежде всего своими стихами. Хотя соглашусь, что его выступления перед общественностью также имели важное значение и стали частью нашей истории. Сказал ведь Дэрдменду Тукай на его слова, мол, кому нужны его пессимистические слова: «Ты пиши, народ сам выберет нужное ему».

— Прошло три года с момента избрания  вас председателем союза писателей Татарстана. Все ли удалось осуществить за это время? Какие можете отметить достижения и недостатки?

— Я хотел бы, чтобы в республике не закрывались национальные школы. К сожалению, мы не смогли в этом вопросе всю информацию донести до народа, считаю это и своей виной. Хотя да, поездок много, работы, мне и самому говорят: «Да ты и дома-то не бываешь». Несмотря на это, многое не можем донести до людей.

Кроме того, проблема гонораров, достойного вознаграждения писательского труда остро стоит, ведь литератор, который творит, не должен думать о хлебе насущном. Очень много пылящихся на полках рукописей наших писателей, не все могут опубликовать свои книги, они ко мне чуть ли не каждый день приходят. Но это невозможно с тем бюджетом, который выделяется союзу писателей Татарстана. Да, приходят люди, это и понятно, жизнь человеческая короткая, хочется при жизни увидеть свое произведение. Но, естественно, если это сильное произведение, то его ценность не уменьшится с годами.

Из достижений — мы смогли найти общий язык со многими районам. А, если не найти общий язык с главой района, то работать очень тяжело, что бы ни говорили. Какое распоряжение дает хозяин района, такая будет и политика. Перечислю некоторые районы: Арск, Актаныш, Муслюмово, Азнакаево, Бугульма, Тукаевский район. Там наш союз работает активно. Но, несмотря ни на что, есть районы, с которыми еще нужно работать и работать.

— Что еще необходимо сделать?

— У нас 337 писателей, всем им нужно дать равную нагрузку по мероприятиям, сделать это разумно, ведь писатели — это особое государство. Говоришь ему, мол, завтра туда-то надо ехать, а он тебе: «Нет, Данил, я не дописал последнее предложение». И я ему ничего не могу возразить, потому что правильно говорит.

Еще одно достижение — обновили свой сайт, считаю, что он стал еще лучше, да, пока не заработал в полную силу, но все в будущем. Надо, чтобы люди могли видеть всевозможные творческие встречи, например с теми же детьми, которые мы проводим, есть желание размещать на сайте новые произведения, как это делает, например, журнал «Казан утлары». После моего прихода зарплата нашего аппарата выросла, хотя и не на много, так что на нее все равно жить очень тяжело.

«НЕ ДОЛЖНЫ МОЛЧАТЬ, КОГДА ВИДИМ УГРОЗУ, НАПРИМЕР, НАШЕМУ ЯЗЫКУ. НЕТ У НАС ПРАВА»

— Союз писателей РТ отметил свое 85-летие. Какова главная цель существования организации и выполняет ли эту цель нынешний союз?

— На этот вопрос я отвечу так. Давайте возьмем трех авторов, которые на протяжении 85 лет создавали произведения. За это время в нашей стране чего только не было: культ личности, Вторая мировая война, которая унесла несколько десятков миллионов жизней, потом восстановление разрушенных войной городов и сел, хрущевская «оттепель», перестройка… И во все эти периоды наши писатели «варились» в этом во всем.

Если взять период культа личности, то на ум приходят романы Аяза Гилязова. Разве не остались они в памяти, разве они не воспитывают уже несколько поколений? Сколько по этим произведениям было создано спектаклей? Многие, в том числе и ваш покорный слуга, не знают тех времен, я тогда не жил, но узнали их по книгам Аяза-абыя.

Возьмем Великую Отечественную войну — сколько тогда было создано произведений, в том числе и о жизни в тылу. Мухаммат Магдиев не был на фронте, но тяжесть жизни в тылу, голод он ощутил в полной мере. Он описал жизнь детей войны, вдов. Возьмем «Разрушенный бастион» Наби Даули, мы в школе читали, как люди мучились в плену, перед глазами стояли узники!

А годы перестройки — до сих пор мы ее вспоминаем. Я могу судить по свой повести «Баязит». 70 лет мы осуждали кулаков, мулл, говорили, что религия — это опиум для народа… Выпуская автобиографические произведения, писатели скрывали, что они из семей мулл… Про Тукая писали, что он был против Аллаха. Хочу рассказать один из эпизодов моего «Баязита»: 80-летний писатель — классик Баязит — теряет жену, двух своих детей, остается один и с книжной полки выпрыгивают герои его романов и дерутся с автором. Рядом с ним сидит пери — существо, против которого он писал, ведь в те времена мы сами против себя шли из-за цензуры. Народ был запуган, а мы писали против своего пери, зная правду.          

— Но сейчас ведь цензуры уже нет.

— И мы не должны молчать, когда видим угрозу, например, нашему языку. Нет у нас права. Мы родились в Татарстане, как писал Тукай: «Здесь родились мы и взросли, и здесь сойдем в могилы».

Но, не изучив досконально Конституцию, боимся некоторых вещей. А мы ведь должны хранить Конституцию России, где черным по белому сказано, что каждый народ имеет право получать образование, читать и писать на родном языке! Наше требование — соблюдать Основной закон страны. Каждый по-своему: марийцы по-своему могут жить, татары — по-своему. У нас есть уважение к представителям всех народов: возьмем наш Татарстан, здесь, если строится мечеть, то рядом возводят церковь… У каждого своя религия, но Бог ведь един для всех. Мы пришли в этот мир равными, поэтому и законы должны быть равными для всех.

Пусть нас не ругают, не осуждают и не обижаются. Вот я побывал на писательском форуме в Нур-Султане, столице Казахстана, в котором участвовали представители 38 стран мира. От России там были Татарстан, Башкортостан, Дагестан и Саха-Якутия. Я там очень внимательно послушал выступление трех человек в наушниках, а остальных понял, зная татарский. Сам также выступал на татарском языке. Я что хочу этим сказать? Желаю подчеркнуть величие татарского языка, его богатстве.

— Какие еще шаги хотите предпринять в защиту родного языка?

— Недавно у нас прошла встреча  с министром образования Рафисом Бургановым. Очень продуктивная, мы собираемся продолжить такие встречи, сейчас нужно подобные мероприятия проводить и с детьми в совместном формате: родители, дети, писатели.

Почему я это понял, когда побывал в министерстве образования? Вот мы говорим, что человек должен изучать свой родной язык в семье, это верно, так как если в семье родители говорят по-татарски, то ребенок непременно его будет знать. Но для того, чтобы родители говорили между собой по-татарски, нужно разбудить их самосознание! А у нас нередко наблюдается такое, что мать и отец хорошо знают татарский язык, но почему-то разговаривают на русском.

А как разбудить самосознание? У нас нет национальных университетов, ребенок заканчивает школу, хочет поступить в вуз, этого хотят и родители, но некоторые из-за этого предпочитают говорить по-русски. Но ведь если выйти за пределы нашей страны, то ты с русским языком далеко не уйдешь… Те, кто жил в республиках бывшего СССР, представители старого поколения, его еще знают, а молодежь — уже нет. А вот если говоришь, например, с казахом по-татарски, то он понимает тебя без переводчика. А сколько таких народов: киргизы, узбеки, туркмены, казахи, кумыки, башкиры — со всеми можно общаться…

«Я же хотел показать мощь татарстанских писателей, один ли это кулак или же разрозненная организация, может ли союз донести свое слово, обращают ли внимание на наше слово. Вот для этого мы и провели празднование!»Фото: «БИЗНЕС Online»

«Я ХОТЕЛ ПОКАЗАТЬ МОЩЬ ТАТАРСТАНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ»

— Как прошло 85-летие вашего союза?

— Это ведь это не только наша круглая дата. В 1934 году в СССР прошел первый съезд, где был создан союз писателей, после чего подобные организации создаются во всех союзных, автономных республиках. Об этом на форуме я говорил со многими. Есть те, кто забыл совсем об этом, а некоторые регионы принципиально не хотели проводить торжества. А мы решили.

Мы провели вечер в «Корстоне», пригласили всех своих писателей, представителей общественных организаций, работающих с нами, глав районов. Были и гости из других республик, и из соседних стран. Пригласили для общения, чтобы узнать ближе друг друга. Все приглашенные, даже если это не писатели, — проводник литературы в массы. Если руководитель района говорит, что мы у себя должны пополнить библиотеку, организовать встречу народа с писателями, то это важно.

Да, сейчас приходится слышать вопросы по поводу будущего союза писателей, мол, нужен ли он, говорят, что это пережиток сталинской эпохи… Я же хотел показать мощь татарстанских писателей, один ли это кулак или же разрозненная организация, может ли союз донести свое слово, обращают ли внимание на наше слово. Вот для этого мы и провели празднование! Нам до сих пор поступают письма, где благодарят за такой теплый и полезный праздник. На следующий день мы организовали круглый стол, пришли все желающие.

Я еще хотел, чтобы гости сравнили отношение к союзу писателей в Татарстане с тем, как власти относятся к творческим союзам в других регионах и даже странах.

— И как отличается?

— Как небо и земля. Мы все знаем великого азербайджанского писателя Анара Рзаева — он прямо сказал, что союз писателей Татарстана можно ставить всем в пример! Даже в независимом Азербайджане изданием книг занимаются сами литераторы, государство не выделяет на это деньги. Так сказал не я, а сам председатель союза писателей Азербайджана. Мы же не просто издаем книги, а 80 процентов их передаем в библиотеки, а также помогаем нашим пенсионерам, народным писателям, создаем условия литераторам для того, чтобы они могли выезжать, проводить встречи с читателями. Это все объясняется нашим единством, тем, что мы живем, как один кулак!

Да, можно это единение разрушить, если каждый будет кричать что-то свое. Но ведь если народ разъединен, то у него нет будущего. Кстати, если бы раньше наш татарский писательский народ не разъехался в поисках лучшей жизни по миру, если бы был сконцентрирован в республике, то мы были бы намного сильнее. А мы разобщились и не от хорошей жизни, из-за безнадеги… Есть те силы, которые хотят расшатать единство. Вот возьмем наш союз художников РТ — чего мы добились, разделив их на три организации? Там ни у кого ничего не выпросишь сейчас. Я знаю республики, где для проведения празднования, творческого вечера народного писателя на его родине в 25 километрах от столицы не могут найти денег на бензин.

«Если книгу нашего прозаика, члена союза писателей Татарстана Гузель Яхиной признал весь мир, то это хорошо! И, говоря по правде, ведь там нет того, что оскорбляет татарский народ»Фото: «БИЗНЕС Online»

«МЫ ШИРОКО ОТМЕЧАЕМ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ НАШЕГО ПУШКИНА, А ЦВЕТАЕВОЙ КАКОЕ ВНИМАНИЕ УДЕЛЯЕТСЯ В ЕЛАБУГЕ. А ДЕРЖАВИНУ?»

— Некоторые считают, что вы занимаетесь интересами только татарских писателей.

— Ничего подобного. Официально организация называется союзом писателей Татарстана — у нас уделяется внимание всем литераторам без исключения. Мы широко отмечаем день рождения нашего Пушкина, а Цветаевой какое внимание уделяется в Елабуге, а Державину? У писателей, которые пишут по-русски, у нас есть свои консультанты, работающие в союзе на зарплате, в наших помещениях проходят творческие вечера, есть свой руководитель отдела. Те же субсидии — они распределяются всем абсолютно поровну! Для татарских писателей существует специальная премия имени Мусы Джалиля, для творящих по-русски есть ее аналог — Державинская премия. И наш устав организации создавали задолго до того, как Данил Салихов стал председателем СП РТ.

— Произведения кого из членов вашего союза вы бы отметили за последнее время?

— Не могу не отметить произведения Талгата Галиуллина, неслучайно ему у вручили Тукаевскую премию; потом Камиль Каримов, лауреат прошлого года. Просто так им бы не стали присваивать самую престижную награду для татарстанских писателей. Потом книга, вызвавшая большие споры, — «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Каждый понимает ее по-своему, я же считаю, если весь мир признал произведение… Да, в нем, может быть, есть то, что не воспринимает наша душа, какие-то недостатки людей, а может, это вовсе и не недостатки, а правда жизни. Так вот, если книгу нашего прозаика, члена союза писателей Татарстана Гузель Яхиной признал весь мир, то это хорошо! И, говоря по правде, ведь там нет того, что оскорбляет татарский народ. Там не идет речь о том, что весь татарский народ чем-то плох, и надо понимать, почему наши люди, бросив все, уезжали в поисках лучшей жизни. Про это произведение, написанное татарской девушкой, я могу сказать, что оно возвеличивает нацию! Говоря в целом, «Зулейха открывает глаза» — сильная вещь.

— А как вы думаете, писатель должен быть всегда в оппозиции к власти?

— Я думаю так: ты работаешь для народа, для людей, поэтому должен быть очень бдительным. Если ты видишь положительные стороны государства и встаешь в оппозицию — это неправильно. Не должно быть такого — что бы ни делало государство, а ты становишься в оппозицию. Знаю одного человека, он говорит: «Не слышал, что вы тут сказали, но я категорически против». На то, что к нам, писателям, хорошо относятся, мы должны отвечать добром. А что касается недостатков государства, мы должны показывать правильное направление.

«То, в чем обвиняют Имамова (слева), в описании исторических событий, это есть и в других источниках. Вахит не изобретал велосипед, да и содержание книги не направлено против той или иной национальности»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВАХИТ ИМАМОВ — НАШ БОЛЬШОЙ ПИСАТЕЛЬ»

— Сейчас идет суд по книге Вахита Имамова «Запрятанная история татар», хотят признать ее экстремистской. Каково ваше мнение?

— Вахит Имамов — наш большой писатель, автор многочисленных романов, очень много написал о истории татар. Он член союза писателей РТ, лауреат Тукаевской премии, я ознакомился с его произведениями, поговорил с членами СП и написал письмо. То, в чем обвиняют Имамова, в описании исторических событий, это есть и в других источниках. Вахит не изобретал велосипед, да и содержание книги не направлено против той или иной национальности. У нас такого никогда не было: мы подобны жильцам многоквартирного дома, у нас хорошие взаимоотношения с соседями, кто бы это ни был. Мы и сейчас, и в дальнейшем будем стоять на защите Вахита!

— Как вы считаете, почему всплыла эта история в отношении книги, вышедшей почти 30 лет назад?

— Не могу сказать, сам в недоумении. Как это так, ни с того ни с сего? Какие силы тут замешаны, почему именно сейчас… Вахит не знает, а мы, видя, что его обвиняют, а он ни в чем не виноват, не будем сидеть сложа руки…

— Так можно растерять последних читателей…

— Для того, чтобы сохранить читателя, мы должны ждать от писателя мощное произведение. И, потом, нельзя, не поднимая зарплату писателю, журналисту, актеру, заманить в профессию молодежь. Ведь, когда юноша или девушка заканчивают школу, смотрят, что может принести им профессия, если не они сами, то родители точно смотрят. А, если бы была такая работа, где деньги гребут лопатой, то желающих, несомненно, было бы больше.

Смотрим КВН по Москве — сколько там талантливых студентов, хоть сейчас выпускай на большую сцену. Но они не идут в высокое искусство, а в те направления, где платят хорошие деньги.

 — О проблеме исчезновения читателя жалуются все российские писатели.

— Не только российские. Во время круглого стола выступали узбеки, киргизы, азербайджанцы, секретарь союза писателей России — все говорили, что тираж книг не больше 2 тысяч экземпляров. Главная причина — нашествие цифровых технологий. Мы очень отстали при социализме, когда у Горбачева не было телефона, у японских детишек уже были одноразовые образцы. Мы жили, не зная, что в соседней деревне происходит. А сегодня мы носим с собой аппараты, читаем, смотрим видео, знаем, что происходит на другом континенте, и все это в режиме онлайн. Даже сидящий напротив меня журналист минимум пять раз за день смотрит в телефон. Если ты не будешь смотреть, то просто отстанешь от жизни.

— Что касается денег, то на торжественном вечере союза писателей Татарстана председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин заикнулся, что необходимо поднять гонорары. Это было пожелание или конкретное предложение?

— Наше руководство интересуется положением дел, знает, ведь есть такое слово, как «возможность». Кроме того, мы республика, которая находится в составе большого государства, к нам законы идут сверху. Невозможно только здесь, «на острове», сделать это. Татарстан процветает, какие только мероприятия мы тут не проводили! Универсиада, чемпионат мира по футболу. Казань развивается, многие нам завидуют. Вырастут гонорары или нет, я не могу сказать, но над этим думают. С такой просьбой выступают писатели, художники, другие творческие союзы, их правления, для этого они и нужны в том числе…

— Хватает у Данила Салихова времени для того, чтобы писать?

— Для того, чтобы писать, времени не хватает. Приходится много встречаться с народом — если ты его уважаешь, то у тебя должно быть все хорошо, добротная одежда, внешний вид, необходимо подготовиться. Таких встреч может быть в день по несколько. Одно и то же нельзя везде говорить. Меня иногда раздражают журналисты — задают одни и те же вопросы…

«Наш народ стремится к этому, наши деревни чистые, белые занавески на окнах, бабушки и дедушки в опрятных одеждах. Надо показать по всему земному шару, что есть такая нация»Фото: «БИЗНЕС Online»

«Я ВЕЗДЕ ВНИМАТЕЛЬНО СЛУШАЮ, ПРАВИЛЬНО ЛИ ПРОИЗНОСЯТ ПО-ТАТАРСКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ»

— Вы известный драматург. Появляются ли новые имена в вашей сфере?

— И мы интересуемся, и театры стараются работать с молодежью: Сюмбель Гаффарову сейчас ставят в Камаловском театре, Гузель Сагитову. Есть у нас Ильгиз Зайниев, такие подбираются к среднему возрасту. У нас, говоря по правде, театральному искусству больше века. Театр был создан в 1906 году, но назовите выдающихся татарских драматургов за это время? По пальцам пересчитать. Ни Данил Салихов, ни Фарид Бикчентаев не могут их за уши вытянуть откуда-то. Карим Тинчурин, Галиаскар Камал, Тази Гиззат, после них — Рабит Батулла, Туфан Миннуллин, Ризван Хамит, в каждую эпоху их было немного. Взгляните на репертуар башкирских театров — он до сегодняшнего дня держится на татарской драматургии! У них был кризис, впрочем, кризисы всегда случаются, но проходят. Но то, что происходит у нас, я не могу назвать кризисом. Говоря по правде, не всех и не везде ставят, взять вашего покорного слугу: у меня были такие произведения, которые ставили в Оренбурге, а в Казани — нет.

Приходится слышать: «Писателей нет, молодежь не идет в литераторы». Нет, молодые есть! Но писатель не рождается каждый день. Это как золото: чтобы получить малюсенький самородок, нужно килограммы руды пропустить через сито. Писателя нельзя сделать, ему можно только дать направление, показать ошибки, но его фантазию, мысли ты не можешь родить. Так же в филологии, журналистике, других отраслях. Из группы в институте может выйти только один писатель, а может и за несколько лет один. От меня не могут требовать писателей, я только могу их выявлять.

— Много выявили?

— Стараемся, для этого проводим конкурс «Ильхам» вместе с министерством образования. Более 3 тысяч детей прошли со всех уголков России и не только, из Казахстана даже были. Смотрим: а ведь у этого ребенка талант, он написал такие стихи, выразил такую мысль, которую даже наши классики не могли сделать. Отдельные районы проводят конкурсы, Гамиль Афзал проводит в Актаныше, в Альметьевске фестиваль Саджиды Сулеймановой.

— А как вы оцениваете современные эксперименты в татарском театре? Много споров, например, вокруг «Дэрдмэнда» Туфана Имамутдинова, где знаменитого поэта сыграл Нурбек Батулла.

— Я не смотрел, поэтому ничего не могу сказать. Все не успеваешь посмотреть. Я хочу сказать, все, что я знаю, — наша нация чистая. Моются пять раз в день, надевая чистые одежды, к этому нас призывает религия, а также не ругаться, не курить, не пить, жить красиво. Наш народ стремится к этому, наши деревни чистые, белые занавески на окнах, бабушки и дедушки в опрятных одеждах. Надо показать по всему земному шару, что есть такая нация. А то показывают спектакли, где дырявая одежда, волосы до поясницы — это не свойственно татарам… Мы великий народ, у нас много людей, признанных во всем мире. Татарстан как райский островок. Мы это должны показать другим народам, эту красоту. Тут мое личное мнение, конечно, я его никому не навязываю. Некоторые критикуют — татары дальше деревни не смогли уйти, а как от красоты уйдешь?

— Стал ли союз писателей РТ центром развития татарского языка, культуры, традиций?

— Если ты родился татарином, то обязан свой родной язык продвигать: и религиозные деятели, и работники образования, культуры. В любом союзе, объединении нужно помнить, если ты живешь в этой республике, даже если ты не татарин по национальности: став начальником, должен написать у себя на двери кабинета свое имя по-татарски. Я везде — в аэропорту, на вокзале — внимательно слушаю, правильно ли произносят по-татарски предложения, слова, как написаны вывески. Мы даже своей одеждой должны пропагандировать нацию, своими музыкальными инструментами, если мы выезжаем куда-то на концерты, там должны звучать наши национальные мотивы. Неизмененные классические произведения — поэтому они и называются классическими. Не надо им какие-то хвосты прикреплять, пусть они живут в этом статусе. Если хочешь чего-то нового писать — пиши, зачем хвост какой-то прикреплять… «Иске кара урман», которую пел Ильгам Шакиров, не нуждается в хвостах, это состоящее из татарских мелизмов произведение. И, к примеру, я не хочу, чтобы к мелодии Рустема Яхина прикрепляли что-то, — он и так сделал хорошую вещь.

— Это вы про фестиваль «Үзгәреш җиле»?

— Хочу сказать одно — не портите классику!

 

Писатели