Союз писателей Республики Татарстан

Якуб Камалиевич Занкиев – выдающийся педагог и писатель ХХ века

Самой почетной и лучшей профессией у татарского народа во все времена считалась профессия учителя. Так было в средние века, когда учителя называли “мугаллим” (арабское слово переводится как “обучающий, учитель, преподаватель”), так было в ХХ в. и происходит в наши дни. Учитель в глазах татарского народа – это святой человек. Любовь и уважение к учителю наши дети впитывают с молоком матери. В священной для мусульман книге “Коран” определен статус учителя – учитель в жизни детей занимает второе место после матери, учителю уготовано место в раю.

Я.К. Занкиев обладал высокими социально значимыми  профессионально-педагогическими и психолого-физиологическими качествами, сумма которых позволяет назвать его выдающимся педагогом ХХ столетия.

“Учитель учителей” с любовью назвал Якуба Камалиевича Занкиева ректор Тюменского государственного университета Геннадий Филиппович Куцев, когда на Учёном Совете ТюмГУ шло выдвижение его кандидатуры на присуждение Государственной премии имени Габдуллы Тукая. Якуб Занкиев – почетный выпускник Тюменского учительского института довоенного периода (сейчас – Тюменский государственный университет). Это был высокообразованный, творческий, культурный, талантливый человек, мудрый наставник, исследователь, психолог, мастер, труженик, творец и созидатель.

Школьные  годы  Якуба Занкиева

Начальное образование будущий писатель получил в родной Епанчинской школе. Он рано испытал на себе горькие уроки жизни. В восемь лет перенес большую личную трагедию, познал горечь утраты самого близкого в жизни человека – мамы. Возможно, эта душевная, постоянно  кровоточащая рана давала  будущему писателю тонкое ощущение чужой боли как своей, научила состраданию и сопереживанию к окружающим людям.

В течение первых трех лет Якуб получал знания от нескольких педагогов. Вначале это был Абдулахат-абый. После третьего класса ученики перешли учиться в соседнюю Загваздинскую школу, но в четвертый класс их не приняли, поэтому дети были вынуждены еще один год учиться в третьем классе. В 1930-31 уч. г. в Епанчино приехал Урамаев Мухамедулла и трехлетняя школа стала четырехлетней – четвертый класс Якуб и его друзья окончили в родной деревне.

Любимый учитель  и его роль в судьбе Я.К. Занкиева

Опрятно и со вкусом одетый, вежливый и культурный педагог Урамаев Мухамедулла с первых дней произвел большое впечатление на маленького Якуба. “Это был авторитетный учитель, обладавший глубокими знаниями. У него было приятное выражение лица, с него никогда не сходила улыбка”.  Первый урок М. Урамаев  посвятил истории тобольского края. Феноменальная память Якуба Занкиева позволила ему спустя много десятилетий воспроизвести этот эпизод в одной из книг:

“Оказывается, прошло уже триста пятьдесят лет, как построили Тобольск. Город  в 1587 г. основал Данила Чулков. Какие знаменитые личности выросли на Сибирской земле! Ученики узнали о выдающемся химике Дмитрии Ивановиче Менделееве. Писатель Фонвизин, художник-карикатурист Знаменский связали свою судьбу с Сибирью. На Тобольском кладбище сохранилось семь могил декабристов. Такие знатные личности, как Кюхельбекер, Муравьев, Семенов, Башмаков, Вольф, Краснокутский, Барятинский, обрели вечный покой в этих краях. В Тобольской тюрьме отбывали наказание Чернышевский, Герцен, Достоевский, Павло Грабовский и другие”.

Образ любимого учителя стал прототипом главных героев романов Я.К. Занкиева “Зори  Иртыша” и “Любовь, объятая пламенем”. “Я. Занкиев по-своему высветил старую истину – все начинается в семье, продолжается в школе. Человек не состоится, если не знает своего рода, не помнит родных корней, истории малой родины и своего народа”. Литературный критик, доцент кафедры русской литературы ТюмГУ В.А. Рогачев, высоко ценивший произведения Я.К. Занкиева, в частности, подчеркивал, что Занкиев – первый и единственный российский писатель, показавший трагедию Великой Отечественной войны через образ советского учителя. “Большое открытие Я. Занкиева – образ Мухамеда Уразаева, чья судьба органично переплелась с движущейся панорамой десятилетий ХХ в., трагической истории сибирских татар. Совестливый герой-правдоискатель показан настоящим народным интеллигентом, которому дороги родная культура, многовековой путь народной жизни и хорошо знакомы вехи российской и мировой культуры”.

Но вернемся к любимому педагогу Якуба Занкиева М. Урамаеву…

После первого урока, посвященного истории Западной Сибири, молодой преподаватель приступил к проверке знаний учащихся и выяснил: читают дети по слогам, по-русски знают несколько слов, по математике – четыре арифметических действия. В течение небольшого периода работы в Епанчинской школе Мухамет Урамаев многому успел научить учащихся. Он составил авторскую программу, включив в нее общий курс арифметики, родной язык, русский язык, литературу.

Педагогическое мастерство педагога Мухамета Урамаева Занкиев Я.К. описал в своих публицистических произведениях: “При изучении темы “Проценты” учитель принес сто зерен, поместил их между двумя влажными промокашками, накрыл стеклянной пластиной. Когда из ста зерен проросло 90, мы узнали, что всхожесть составила 90 %. Мы задавали ему разные вопросы – отчего человек видит сны, почему звезды не падают с неба, кто придумал пароход. Он отвечал с неизменной улыбкой, обладал прекрасным чувством юмора, никогда не повышал голоса. Умел к месту похвалить ученика, погладить по головке. Из каждой поездки в город привозил много новых книг”.

Учитель Урамаев Мухамет не жалея сил и времени вел внеклассную работу, организовывал соревнования, проводил репетиции, готовя детей к участию в мероприятиях. Например, в межшкольной ученической конференции в ю. Кулларовских, где участвовали школьники из Старицкой, Абалакской, Шамшинской, Байгаринской, Усть-Тамацкой, Кулларовской школ, первое место заняли ученики Епанчинской школы, подготовленные Урамаевым М.

Весной учителя Мухамедуллу Урамаева перевели в городскую школу рабоче-крестьянской молодежи, т.к. там не было учителя физики и математики. Став учителем ШКМ, Урамаев сделал все, чтобы его лучший ученик Якуб продолжил образование.

Однажды Якуб получил записку, в которой Мухамет Уразаев приглашал его учиться в ШКМ. Кое-как выправив одежонку, собрав припасы, старый дед Занки отправил внука в город.

Школа располагалась в Тобольске на улице Семакова. Директор Мухаметзянов отказал Якубу: “Сейчас начало мая. Ты еще не окончил четвертый класс, как я могу принять тебя в пятый? Иди, приедешь в следующем году”. Рассмотрение заявления Якуба о приеме в школу на очередном педсовете также не дало ожидаемого результата. Тогда Урамаев, не желая сдаваться, написал записку заведующему тобольским окроно Захарову.

Зав. окроно пригласил Якуба в свой кабинет. Прочитав заявление, спросил: “Что, мальчик, очень хочешь учиться?” “Ага”. “Экзамены за пятый класс тоже сдашь?”. “Ага”. “Вот, молодец, тогда будешь учиться!”

Через два месяца занятия в школе кончились. По итогам учебного года отличник Занкиев получил в награду белую рубашку и черные шаровары. Представление сделал любимый учитель Мухамедулла Урамаев.

Учеба в ШКМ стала стартовой площадкой в большую жизнь. Спустя годы Я.К. Занкиев с большой теплотой вспоминал тех, кто учил и учился рядом с ним. “Вскоре назначили нового директора, бывшего партизана Курмандаева Хабиба, который приходил на уроки с наганом в кобуре. Он преподавал общественные дисциплины с помощью существовавшего тогда бригадного метода. Давал задание, назначал бригадиров и уходил. Через несколько дней проверял задания, оценки выставлял оптом. Химию преподавала Асхаб Галиева, родной язык – Захид Мировалев. Директором одно время работал и Халитов. Одноклассник Кинчин Юсуф из Карбино Уватского района окончил Московский гидрометеорологический техникум, с войны вернулся в звании капитана, живет в Казани. В одном классе с Якубом учились Айтняковы Хамза, Тукай (ю. Пушняцкие Тобольского р-на),  Урамаева Никар, Саитов Габдельбар, Бекшенева Начия (ю. Саусканские Тб. р.), Салима, Гульсафа, Тахир Шиховы (ю. Баишевские Вагайского р-на), Якуб, Закир Айнуллины, Назыров (ю. Абаульские Вг. р.), Гульсум, Юсуф Ряжевы (ю. Иштамальские Тб. р.), Салим Аникин (ю. Бегишевские Вг. р.), Нугманова Сарвар (ю. Истяцкие Вг. р.), Мустаевы (ю. Карагайские Вг. р.), Ашировы Гайният, Майсарвар (ю. Шульгунские Тб. р.), Бухарин (Вагайские), Якуб Шарипов, Нафиса Комарова (ю. Комаровские Тб. р.), Анвар Бекшенев (Тобольск), Салих Тагильбаев и др. По окончании седьмого класса всем выдали аттестаты, заполненные каллиграфическим почерком директора М. Уразаева. Эта реликвия до сих пор хранится в семье Занкиевых. На выпускной фотографии была сделана надпись “Краснознаменный выпуск ШКМ им. Крупской 1933 г.”

Культурно-нравственный облик педагога Мухамедуллы Урамаева, который воссоздан Якубом Занкиевым в воспоминаниях, в газетных публикациях, в книгах, вызывает большое чувство уважения. Это, по нашему мнению, был настоящий профессионал, мастер, деятельность которого была пронизана нравственным смыслом, пониманием долга, чувством ответственности. Для молодого Якуба Занкиева он был и учителем, и отцом. Родной отец Камали после смерти супруги уехал на заработки в Иркутск, оставив сына на попечении деда Занки, дяди Саляхетдина и его жены Зиннатбану. В тот год, когда Якуб окончил семилетнюю школу, дядю по ложному клеветническому доносу осудили и сослали на десять лет лагерей. “По окончании 7 класса воспитывавшего меня дядю Саляхетдина отправили строить Беломорканал. Я остался в доме за хозяина. Дед старый, жене дяди тяжело вести хозяйство. Возможности учиться не было – заготовка дров, сена, уход за домашними животными были на мне. Однажды Урамаев Камиль сказал мне, что меня назначили учителем вместо Алеевой Малихи, которая вышла замуж и уехала из деревни. Я не поверил, какой из меня, оборвыша, учитель? Но Камиль протянул мне приказ районо. Так по рекомендации Урамаева М. я в январе 1934 г.  стал учителем. Спасибо моему дорогому наставнику, который продолжал заботиться обо мне. С его легкой руки 45 лет жизни я посвятил профессии учителя” – пишет Я.К. Занкиев в статье “Уразаев Урамаевмы?”

Якуб Камалиевич оставался примерным учеником до самой кончины своего учителя Мухамедуллы Урамаева. По его завещанию он приехал на похороны. На мусульманском кладбище Тобольска, стоя у изголовья покойного, произнес речь: “Великий отец! Память о тебе навечно сохранится в наших сердцах. Твое красивое имя золотыми буквами будет вписано в наши книги. Искренне благодарю тебя, мой учитель, за то, что ты мне, осиротевшему мальчугану, заменил отца, вывел на дорогу жизни. Прощай, дорогой учитель!”

После выхода в свет романа “Зори Иртыша” Я.К. Занкиев получил большое количество писем-откликов. Читателей волновал вопрос: “Кто такой Уразаев? Реальный или вымышленный  герой?” Подробный ответ на все вопросы был опубликован в газете: “Роман “Иртеш таннары” /Зори Иртыша/ – не документальное, а художественное произведение. Мухамед Уразаев – собирательный литературный образ. Все положительные черты моего любимого школьного учителя Мухамедуллы Урамаева нашли отражение в образе главного героя книги “Зори Иртыша”. Отрицательные же черты были вымышлены, так как по законам жанра идеальных героев не бывает”.

Литературовед В.А. Рогачев, давая высокую оценку роману “Зори Иртыша”, сказал очень точные слова: “образ Мухамеда – это образ сибирского Макаренко”.

Таким образом, конкретная личность учителя Урамаева с особым мировосприятием,  складом характера, творческим потенциалом стала образцом для подражания в дальнейшей профессиональной судьбе Якуба Камалиевича Занкиева. Преподаватель физики и математики Урамаев Мухамедулла, владеющий гуманитарной культурой, способный создавать благоприятную психологическую атмосферу во взаимоотношениях с учениками, испытывающий чувство удовлетворения от общения с воспитанниками, чувство комфортности в избранной сфере деятельности, осознавая высокое социальное назначение педагогической деятельности, сумел увидеть и развить в юном Якубе Занкиеве  зачатки таланта, сумел вырастить из своего ученика  Учителя, воспитать продолжателя традиций и принципов гуманизма. Главная черта, которая роднит Урамаева и Занкиева, роднит между собой всех хороших учителей – любовь к своим ученикам.

45 лет бескорыстного служения народному образованию

В 2005 г. Тюменский государственный университет выпустил памятную книгу, посвященную 75-летию вуза. На с. 43-45 в рубрике “Наша гордость – выпускники”  написано имя нашего великого современника: “Занкиев Якуб Камалиевич. Окончил учительский институт Тюменского государственного педагогического института в 1940 г. Участник Великой Отечественной войны. Долгие годы учительствовал, был директором школы, заведовал  Тобольским районо. Член Союза писателей. Автор первого романа в сибирско-татарской литературе “Зори Иртыша”. Лауреат Государственной премии Республики Татарстан. Заслуженный учитель школы РСФСР”.

В предвоенные годы Якуб Занкиев совмещал обучение в институте с работой в татаро-башкирской средней школе № 3 г. Тюмени. Ветеран труда Сафия Салихова, проживающая в с. Ембаево Тюменского района, вспоминает: “Якуб Камалиевич вел у нас в тюменской школе уроки физики и математики. Мягкий характер, спокойный нрав, обаятельная улыбка – таким он остался в моей памяти навсегда. Мы любили его предмет, нам было стыдно чего-то не знать, мы всегда старались приходить с выполненными заданиями”. Много лет спустя я увидела учителя по телевизору. Узнав адрес, написала. Несмотря на большую занятость Якуб Камалиевич находил время для ответа…”.

В сентябре 1946 г. в жизни педагога Я.К. Занкиева начинается новый период – он возвращается из армии и приступает к мирному труду. Зав. тюменским облоно Горкунов принял его с распростертыми объятиями: “Вот как замечательно! Пожалуйста, поезжай в Аслану. Там нет учителя математики, некому вести уроки в выпускном классе, поэтому учащихся оставили на второй год”.

В Аслане Я.К. Занкиева назначили завучем. В августе 1947 г. после директора З.Р. Бекшенева в д. Яр Занкиев занял пост директора.

Хозяйство директору-фронтовику досталось незавидное: деревянное здание школы обветшало, в классах холодно, неуютно. Учителя работали без настроения, учебно-воспитательный процесс был пущен на самотек. Надо сказать, Асланинский период работы Я.К. Занкиева достаточно полно описан в романе “Любовь, объятая пламенем”:

“Заведующая районо выделила немного материалов для благоустройства школьного здания, общежития. В выходные дни Зиннур и его команда занялись работой. Замазали места, из которых дул ветер, и прибили фанеру. Упросили лучшего в деревне печника осмотреть дымоходы. Побелили стены, печи. Кирпича не хватило только для дальней угловой комнаты, которую девятиклассники называли тюрьмой. Постепенно школа преобразилась, просветлели лица учеников и учителей. Но в школе по-прежнему холодно, ученики не снимают верхнюю одежду, сидят в рукавичках. Ученики вынуждены держать чернильницы подмышкой, так как чернила замерзают, а  руки от стужи не чувствуют ручки.

-Эх, вот бы достать железную печь, – мечтательно сказал Зиннур Ахмадушу.

Решили, что Ахмадуш отправится в город на поиски кузнеца, закажет ему эту драгоценную печку. Ее в те годы днем с огнем невозможно было найти. Через неделю проворный Ахмадуш привез-таки дефицитную железную печку с трубой. К безмерной радости учащихся даже в самом дальнем углу стало тепло. Заготовка дров для школы пошла веселее. Никто в коллективе не отказался, не остался в стороне. Молодой директор начал чувствовать себя увереннее. Осязаемые результаты совместного труда прибавили сил. Теперь он мог прямо смотреть в глаза своим ученикам, требовать от учителей добросовестной работы, доведенной до конца.

Сельская школа в этой темной, занесенной снегами деревушке постепенно превратилась в настоящий очаг просвещения, стала центром притяжения”.

Якуб Камалиевич Занкиев руководил школой умело. Большое внимание уделял работе с педагогическими кадрами. В Асланинской школе работали опытные педагоги Хасанов Максим, Шабиков Ахмет, Гарипова Салиха, Идрисова Салима, Ханнанова Гульниса. Изучив и обобщив опыт работы учителей супругов Мирсаита и Фархинур Халитовых, директор опубликовал статью в журнале “Совет мэктэбе” (г. Казань). Старательно работали молодые педагоги Шабикова Луиза, Камалова Махуба, Кучукова Халима, Галеева Рашида, Пальянова Таня. Я.К. Занкиев гордился, что в эти тяжелые послевоенные годы школа не прекращала работу ни на один день.

Вспоминает один из лучших учеников Я.К. Занкиева Искандар Булатович Янтимиров: “В 1946 г. я поступил учиться в восьмой класс. Молодой учитель Я.К. Занкиев, имеющий высшее образование, вел уроки физики. Мы сразу поняли, что он очень грамотный, эрудированный человек. На уроки приносил самодельные приборы, объяснял доходчиво, примеры приводил из жизни. Лабораторные работы по физике проходили в условиях городской школы Ялуторовска, куда по договоренности во время каникул нас возил учитель Занкиев Я.К. К концу 10 класса в Асланинской школе уже был свой кабинет физики”.

В романе “Любовь, объятая пламенем” эти эпизоды тоже описаны:

“Молодые педагоги, вдохновленные примером директора, отдававшего всего себя работе, стали работать с огоньком. Молодой директор достал приборы для уроков химии и физики. Появилась возможность бывать в городской шефствующей школе для проведения лабораторных работ. Учительница ботаники принялась заготавливать семена для школьного огорода впрок. В теплых классных помещениях появились комнатные цветы. Раньше дети, услышав последний звонок, вприпрыжку бежали домой. Сейчас по собственному желанию ходят на кружки, домой не торопятся. В спортивных играх и состязаниях с удовольствием участвуют не только школьники, но и сам директор. Жизнь в школе кипит ключом. Учителя стали с радостью ходить на работу, у них возникло чувство уважения, доверия к руководителю”.

Искандар Булатович Янтимиров продолжает: “Он научил нас правилам культуры поведения, вежливости, терпению, спокойствию, соблюдению режима во время подготовки к выпускным экзаменам. Мы приходили на консультации в класс, каждый задавал по одному вопросу. Якуб абый доходчиво объяснял, не жалея сил и времени. Мы завершили обучение в средней школе благодаря таланту, терпению, труду нашего учителя. Многие поступили в вузы, стали настоящими профессионалами, мастерами своего дела.

Меня по окончании Тюменского пединститута направили директором во вновь открывшуюся школу. Мне было очень трудно, и я написал об этом учителю. Он пригласил меня к себе, дал советы, с чего начать. Так в нашей школе мы стали проводить внеклассные мероприятия, выступать перед родителями, поставили памятник павшим в 1921 г., стали участвовать в педчтениях, выставках. В 1956 г. открыли уголок Мусы Джалиля”.

В 1950 г. Я.К. Занкиев уезжает в родную деревню Епанчино и вплоть до выхода на пенсию в 1977 г. работает на руководящих должностях в Епанчинской школе и Тобольском РОНО.

Знаковым событием становится награждение Якуба Камалиевича в 1957 г. высшим профессиональным  званием “Заслуженный учитель школы РСФСР”. Видный педагог Зиннур Рахматуллович Бекшенев отозвался на это событие газетной статьей “Якын, туган кеше”: “Кто в Тобольском районе не знает Якуба Камалиевича Занкиева – эрудированного, интеллигентного, скромного, жизнерадостного и великодушного учителя? Разве можно забыть этого волшебника детских сердец? Односельчане смотрят на него с большим уважением, видя в нем опору и надежду… 40 годовщину Октябрьской революции  он встречает с большой радостью. Во-первых, получил звание Заслуженного учителя РСФСР, во-вторых, спутница его жизни Рашида окончила пединститут и стала квалифицированным педагогом, в-третьих, он построил красивый, светлый трехкомнатный дом и справил новоселье”. 

Епанчинский период в жизни педагога Я.К. Занкиева надо признать самым счастливым и плодотворным. Здесь он достиг вершин педагогического мастерства.

Авторская методика обучения, воспитания и развития способностей сельских ребятишек,  разработанная и претворенная в жизнь Заслуженным учителем РСФСР Я.К. Занкиевым, до конца не изучена никем, хотя в бытность моей работы в Тюменском ИУУ мне часто доводилось слышать его славное имя. Ученый В.А. Рогачев сравнивал образ учителя Уразаева с Макаренко и находил “черты Сухомлинского”. Да, педагогика Я.К. Занкиева в чем-то сопоставима с педагогикой Макаренко, Сухомлинского, Соловейчика, но превосходит по масштабности, оригинальности, самобытности. Ведь Якуб Камалиевич Занкиев  состоялся как защитник Родины в годы Великой Отечественной войны, на войне он был офицером, был награжден орденами и медалями за проявленные храбрость и мужество. Якуб Камалиевич состоялся как выдающийся педагог и просветитель, воспитатель и наставник, одним из первых в Тюменской области получил признание как “Заслуженный учитель школы РСФСР”. Учитель математики и физики (не гуманитарных наук!) написал такое эпическое произведение как “Зори Иртыша”, которое по уровню таланта было поставлено в один ряд с романом Михаила Шолохова “Тихий Дон”!  Президент Татарстана М.Ш. Шаймиев в 2002 г. по ходатайству татарского населения Тюменской области, нарушив неписаный закон, подписал Указ о награждении писателя, не проживающего в Татарстане, Государственной премией РТ в области литературы за роман-дилогию “Иртеш таннары” /Зори Иртыша/.  Наш великий земляк получил признание и у себя на родине: вначале его назвали Почетным гражданином Загваздинского сельсовета Тобольского района, чуть позже – Заслуженным гражданином Тобольска!

“Янарыш” – педагогическая трибуна Я.К. Занкиева

Родители Занкиева выбрали своему сыну очень удачное имя Якуб, которое было ему талисманом на протяжении всей жизни. О высоком значении имен Якуб, Юсуф (Йосыф) можно прочесть в произведениях писателя, в письмах. И Якуб абый, и его супруга Рашида апа рассказывали о многочисленных случаях правдивости поверья, что человека, нареченного именем пророка, нельзя обижать, оскорблять, причинять ему зло.

Имя Якуба Занкиева помогло сохранить от различных нападок и от угрозы закрытия молодой, набирающей силы и авторитет областной татарской газеты “Янарыш”. В течение 1990-2003 гг., по подсчетам сотрудников редакции, в “Янарыш” было опубликовано около 300 статей Якуба Камалиевича.  Наиболее важные работы вошли в сборник Азата Сагитова под названием “Бирешмә, сакла газетаны”. Эта цитата из письма Я.К. Занкиева “Не сдавайся, береги газету!” выбрана не только в качестве названия, она стала девизом, призывом, духовным завещанием двух известных деятелей татарской культуры.

“Янарыш” стал своеобразной педагогической трибуной для Якуба Камалиевича Занкиева, который продолжал выполнять священную миссию учителя и воспитателя своего народа. И эти 14 лет публицистической деятельности Я.К. Занкиева можно назвать золотым периодом в его жизни, благодаря которому его голос и его идеи гуманизма, добра, порядочности, справедливости дошли до разума и сердца тысяч подписчиков и читателей. Благодаря газете мир еще ближе узнал славного сына сибирских татар и мир воздал ему заслуженные почести и уважение…

Мы так мало еще сделали для человека, который всю свою жизнь трудился для блага страны! Необходимо глубоко исследовать литературное творчество, уделить особое внимание эпистолярному наследию, собрать сотни писем, сохранившиеся в редакциях, в личных архивах коллег, учеников, переиздать романы, подготовить к публикации и издать книгу рассказов “Остроушко”, написать сценарии по его произведениям для театральных постановок, создать фильмы и книги о Якубе Занкиеве, назвать его именем школы, установить памятники и мемориальные доски, подумать об организации литературного музея…

19 лет назад – 7 марта 2003 года – не стало нашего любимого Учителя. Некрологи о нем были напечатаны в газетах Татарстана “Мәдәни жомга”, “Мәгърифәт”, в  “Тюменских известиях”, “Советской Сибири”, “Яңарыш”, “Тюменской области сегодня”, др. “У сотен его учеников и всех, кто его знал, дрогнуло сердце от печального известия. Он воспитывал в своих учениках высокую нравственность, гражданскую позицию, правдивость и доброе отношение к людям. Человек чести и совести, он никогда никому не причинил зла, оставлял добрый след в душе каждого, с кем доводилось общаться хотя бы раз”. Будем достойны памяти Якуба Камалиевича Занкиева, будем брать с него пример, следовать его принципам и заветам.

 

Х.Ч. Алишина

 


Писатели

Дни рождения

Окт
2
Пт
Рафкать Шагиев
Ильсур Хуснутдинов
Окт
4
Вс
Рамис Аймет
Окт
6
Вт
Гали Арсланов
Рустем Сультеев
Окт
7
Ср
Данис Хайруллин
Данил Салихов
Альфат Закирзянов
Рашит Башар
Окт
8
Чт
Нурзида Нутфуллина