Союз писателей Республики Татарстан

История изучения литературы Золотой Орды в Татарстане*

Х. Ю. Миннегулов — доктор

филологических наук, профессор КФУ

(metodika.ksu@mail.ru)

 Аннотация

В статье (докладе) профессора Казанского федерального университета  Хатипа Юсуповича Миннегулова освещается история изучения литературы Золотой Орды в Татарстане, рассматриваются ведущие авторы и их труды, высказываются мысли и соображения о характере тюрко-татарской письменной культуры  XIII—XV вв.,о ее традициях в последующей татарской духовной жизни.

Ключевые слова:

Золотая Орда  (Улус Джучи), XIII—XV вв., тюрко-татарское словесное искусство, межлитературные взаимосвязи, переводы, вопросы наследственности, традиции.

*Y. Minnegulov — PhD, professor at KFU

History in Literature Studies of

the Golden Horde in Tararstan

 Abstract

The article (report) by Kazan Federal University professor Hatip Yusupovich Minnegulov highlights the history in literature studies of the Golden Horde in Tatarstan and reviews leading authors and their works. The author reflects on the nature of the Turkic-Tatar written culture of the 13th – 15th centuries and its traditions in the subsequent Tatar spiritual life.

Key words:

Golden Horde (Ulug Ulus), the 13th – 15th centuries, Turkic-Tatar verbal art, inter-literary relationships, translations, questions of heredity, traditions.

Как известно, в некоторых источниках и трудах, особенно на картах, составленных средневековыми европейскими авторами, по отношению к восточноевропейским и азиатским народам (особенно Поволжья и Приуралья, Сибири и их территорий) употребляется слово «Тартария»1  Но этот термин слишком общий. Поэтому название «Тартария» пока оставляем в стороне. Берем реальное, всем знакомое слово «Татарстан». Но при этом заранее оговариваемся, что и это название в нашей статье употребляется в некоторой степени условно.  Почему? Потому что, во-первых, древние и средневековые государства, непосредственно относящиеся к истории и судьбе современных татар и их предков, в основном, носили другие названия (Хазарский каганат, Волжская Булгария, Дешти-Кыпчак, Золотая Орда, Большая Орда, Казанское, Астраханское, Сибирское, Касимовское, Крымское ханства, Нугайская Орда). Во-вторых, Татарская республика образована лишь в 1920 году. Как известно, исторической родиной татар являются огромные евразийские территории, в частности Поволжье и Урал (Идель-йорт), Западная Сибирь, т. е. основные территории Золотой Орды (Улуса Джучи) и средневековых татарских ханств. При образовании СССР подавляющее большинство народов и их исторические земли вошли в состав национальных республик. Но, к великому сожалению, на долю татар такое счастье на выпало. Проекты «Штат Идель-Урал», «Татаро-Башкирская республика» и др. были отвергнуты Кремлем. По решению Москвы Татарская  республика была создана лишь на клочке огромных исторических земель этого народа, где  оказалась лишь менее одной четверти всех татар, не говоря уже об астраханских, оренбургских, челябинских, пермских, уральских, сибирских татарах, которые являются исконно коренными жителями этих краев (а не диаспорой!). Даже граничащие с ТАССР татарские населенные пункты Симбирской, Самарской, Оренбургской, Вятской, Уфимской губерний остались вне этой национальной республики. Следует напомнить, что почти треть    населения (приблизительно 1,5 млн.) Башкортостана составляют татары. Более полумиллиона наших соплеменников проживает в Московском регионе. Все эти обстоятельства придают относительную условность в использовании названия «Татарстан». В данной статье мы, в первую очередь, подразумеваем авторов — татар, работающих в области исследования тематики Улуса Джучи.

*       *       *

Основу словесного искусства Золотой Орды составляют древнетюркская литература, особенно сочинения Юсуфа Баласагуни, Ахмеда Ясави, Сулеймана Бакыргани, а также стихотворный роман Кул Гали «Кыйссаи Йусуф», фольклор. Это — с одной стороны. С другой — оно интенсивно и творчески использовало опыт и достижения богатой арабо-персидской письменной культуры.

Литература Улуса Джучи считается одним из важнейших периодов нашей многовековой словесности. Основные ее сочинения «Кыйссаи Рабгузи» (1310), «Нахдж — аль-фарадис» (1358) Махмуда Булгари, «Джумджума султан» (1369) Хисама Кятиба, «Кисекбаш» и другие памятники непрерывно читались нашим народом, многократно переписывались, позднее — печатались. Татарский письменный литературный язык дотукаевского и даже дооктябрького периода   — это, в основном, язык Кул Гали, Кутба, Махмуда Булгари, Хисама Кятиба, Саифа Сараи. Традиции литературы Золотой Орды были успешно продолжены в творчестве Мухаммедьяра (1497—1549), Мавля Кулыя (XVII), Габдрахима Утыз Имяни (1754—1834), Шамсуддина Заки  (1821—1865), Габдулжаббара Кандали (1797—1860), Акмуллы (1831—1895),  Дэрдменда (1859—1921). Габдуллы Тукая (1886—1913) и других последующих  татарских авторов. В частности, Т. Ялчыгол в своей  широко распространенной книге «Рисалаи Газиза» (1806) обильно использует материалы из сочинения Рабгузи. В наследии татарского ученого-энциклопедиста К. Насыри, особенно в его «Книге воспитания» («Тәрбия китабы»), много сюжетов, примеров из литературы Золотой Орды. Дэрдменд написал свое известное рубаи «Рисунок» («Рәсем») на основе бейта из «Мухаббатнаме» (1353) Хорезми.

Творческие личности, просветители при соприкосновении с письменными памятниками  Улуса Джучи, наверное, в той или иной степени размышляли и об их художественных особенностях, об их авторах. Например, некий поэт конца XIV в. в стихотворной форме высоко оценивает творчество С. Сараи, особенно его поэтический стиль. Но, к сожалению, такие факты пока почти неизвестны.

Со второй половины XVIII века, особенно в XIX  столетии усиливается значительный интерес к истории и духовному наследию прошлого, в том числе и к золотоордынской тематике. В Казанских типографиях, немного позднее в татарских издательствах Оренбурга, Уфы и некоторых других городов печатаются многие татарские, тюркоязычные, арабо-персидские сочинения, в том числе и произведения золотоордынских авторов. Например, в издательстве Казанского университета в 1846, 1859, 1872 годах публикуются «Кисекбаш», «Кыйссасел-анбия», «Джумджума султан», которые впоследствии имели множество переизданий. Ш. Марджани, К. Насыри, особенно Р. Фахруддин (1859—1936) в своих книгах в тесной связи с историей и культурой тюрок-татар, арабо-персидской цивилизацией освещают многие аспекты Улуса Джучи: приводят сведения о жизни и деятельности некоторых авторов, размышляют о духовной жизни прошедших эпох, предлагают читателям отдельные примеры из письменной литературы. Очерки Р. Фахруддина о ханах Золотой Орды вызывают интерес и в наши дни. Журнал «Шура», издававшийся в 1908—1918 в Оренбурге (главный редактор — Ризаэддин Фахруддин), является как бы уникальной, многопрофильной энциклопедией татарского и некоторых других народов.

В капитальных трудах по истории татарской литературы Г. Газиза, Г. Рахима, Г. Саади, изданных в Казани в 1920-е годы, имеются и сведения о некоторых сочинениях периода Улуса Джучи. Но, к сожалению, успешное начинание этих и некоторых других ученых   испытывало притеснения со стороны официальных властей. Атеистическая пропаганда, борьба против «национализма» нанесли большой вред татарскому народу: были уничтожены или запрещены многие письменные памятники прошлого, ликвидировано большое число писателей, ученых, религиозных и общественных деятелей. Замена арабской графики (использованной  нашим народом более тысячи лет), на латиницу и вскоре на кириллицу была страшным ударом на преемственности памяти народа, воспринималась как  сжигание мостов между прошлым и настоящим. Как и в царское время, так и при советской власти официальное отношение к Золотой Орде было резко негативным. Она часто преподносилась как источник всех бедствий для русского и некоторых других народов. Искаженно  освещались история и происхождение нашего народа, выпячивался лишь его болгарский компонент. Золотая Орда, ее история, словесное искусство (особенно — дастан «Идегей») стали запретной темой для татар. Но, несмотря на всякие препоны, табу и в период культа личности Сталина, работа по изучению духовного наследия Улуса Джучи полностью не прерывалась. В частности, доцент Казанского педагогического института Нигмат Хаким в середине 1930-х годов с соответствующими комментариями  и словарем готовит к печати поэму Хорезми «Мухаббатнаме», а также составляет хрестоматию, где разместились и некоторые образцы золотоордынской словесности. Но, к сожалению, ученый стал жертвой сталинского террора и его труды были уничтожены. Габдраман Тагирджанов (1907—1983), впоследствии известный востоковед, профессор ЛГУ, в середине  прошлого века под руководством Е. Э. Бертельса написал и защитил диссертацию о поэме «Хосров и Ширин» Кутба. Он и в дальнейшем продолжал исследование тюрко-татарской литературы Средневековья. В частности в его книге «От истории — к литературе» (Тарихтан — әдәбиятка), изданной в Казани 1979 году, представлены интересные данные и по золотоордынской письменной культуре и о ее взаимосвязях с огромным мусульманским миром. Б. А. Яфаров написал кандидатскую диссертацию на тему: «Литература камско-волжских булгар и рукопись «Нахдж аль-фарадис»  (1950).

После разоблачения культа личности Сталина, несмотря на отрицательное отношение официальных властей к Золотой Орде, в определенной степени усилилось внимание к тематике Улуса Джучи. Особую активность в этой области проявил московский ученый, наш соплеменник Эмир ага Наджип (1899—1991). Его статьи «XIV йөз шагыйре Сәйф Сараи һәм аның заманы» («Поэт XIV века Саиф Сараи и его эпоха)» и «Татар әдәбиятының һәм әдәби теленең кайбер онытылган язма истәлекләре турында» («О некоторых забытых письменных памятниках татарской литературы и литературного языка»),  опубликованные в 1957 году в центральном журнале татарской писательской организации «Совет әдәбияты» (№ 4. — С. 92—99; № 12. — С. 77—87),  были положительно восприняты татарской общественностью, а официально власть реагировала совершенно по-другому: за публикацию этих статей сняла главного редактора журнала с должности. Э. Наджип в этих трудах приводит много интересных фактов  и сведений о письменных памятниках Улуса Джучи и Мамлюковского Египта. Этот известный тюрколог, анализируя духовной культуры Золотой Орды, отмечает, что она является общим достоянием тюркских народов, вошедших в состав Улуса Джучи. Но, как считает  Э. Наджип,  принадлежность их к этому наследию разная: у одних — в большей степени, у других — в меньшей. Основными наследниками этой культуры, этих письменных памятников (т. е. сочинения XIII—XIV вв. — Х. М.) являются татары (журнал «Совет әдәбияты, — 1957.  — № 12. — С. 87). Э. Наджип, несмотря на различные трудности, официальную критику, продолжал исследование письменных памятников и их языка и в последующие годы. Особенно известны его труды «Кыпчакско-огузский литературный язык Мамлюковского Египта XIV  в.» (М., 1965), «Историко-сравнительный словарь тюркских языков XIV  в.»: на материале «Хосрау и Ширин» Кутба» (М., 1979). Между прочим, письменная культура Золотой Орды не ограничивается лишь самой территорией этого государства, Поволжьем и Приуральем, Дешти-Кыпчаком, но в той или иной степени распространяется и в Мамлюковском Египте. Этот аспект,  в первую очередь, язык тюркоязычных письменных памятников является одной из основных проблем докторской диссертации Э. Наджипа. На стыке XX — XХI вв. к этой тематике включился Р. Ф. Исламов (1958 г. рожд.). В его кандидатской и докторской диссертациях, а также в монографиях  довольно подробно, комплексно исследуются письменные памятники Мамлюковского Египта, в первую очередь — «Тюркское Шахнаме» (1501—1510) Шарифа Гамиди (Татар Гали Эфенди) [Основные монографии Р. Ф. Исламова: Алтын Урда һәм Мәмлүкләр Мисыры: язма мирас һәм мәдәни багланышлар» (К., 1998);  Урта гасыр төрки шигърияте үсешендә Шәрифинең «Шаһнамә»се (К., 2001)].

В 1963 году увидел свет учебник-хрестоматия  «Борынгы татар әдәбияты» («Древняя татарская литература»), адресованная, в основном, студентам вузов. Более одной трети (155—334 стр.) этого коллективного труда посвящена литературе Золотой Орды. В данной книге представлены тексты   «Мухаббатнаме» Хорезми, «Джумджума султан»  Хисам Кятиба, отдельные хикаяты «Нахдж аль-фарадис» Махмуда Булгари, «Дастане Бабахан» Сайяди и некоторые другие сочинения  XIII—XV  вв. с соответствующим к ним научным анализом.

Издание 1963 года, объективные духовные потребности народа дали толчок к сбору, исследованию и публикации материалов, относящихся к Улусу Джучи. Кроме журнальных статей, были опубликованы и отдельные книги. В частности,  1970 году вышло научно-критическое издание поэмы Хисама Кятиба «Джумджума султан», подготовленное профессором Х. Усмановым. Под руководством этого ученого в издательстве Казанского университета в 1969, 1980 годах на арабской графике в полном виде отпечатаны «Хосров и Ширин» Кутба и лейденская рукопись «Китабе Гулистан бит-тюрки» Саифа Сараи. В учебном пособии Х. Усманова «Борынгы төрки һәм татар әдәбияты чыганаклары» («Источники древнетюркской и татарской литературы»,  -К., 1981. — 246 б.) помещены также многие образцы поэзии Золотой Орды (Кутба, Х. Кятиба, С. Сараи и др.).

Как известно, широко распространенный среди татар дастан «Идегей» постановлением ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 года получил резкое осуждение и попал в список запрещенных, «вредных» произведений. Наконец-то, в конце прошлого века он был опубликован на татарском и русском языках.

В первом томе «Антологии татарской поэзии» (К., 1992. — 543 с.) читателям предложены почти все поэты Улуса Джучи: даны биографические сведения и образцы их творчества. Тюрко-татарское словесное искусство XIII—XV вв. нашло достойное место в школьных и вузовских учебниках, хрестоматиях, пособиях, а также в  энциклопедических изданиях (Татарская энциклопедия: В 6-ти томах (К., 2002-2016, на русском и татарском языках); Ислам на европейском Востоке (К., 2004); Г. Тукая. Энциклопедия. (К., 2016).

Первая книга шеститомного академического издания истории татарской литературы увидела свет в 1984 г. (567 с.). В ней разделы о словесности Золотой Орды, в основном, написаны Ш. Абиловым, Г. Тагирджановым, Х. Миннегуловым, а также Я. Ахметгалиевой. Авторы в тесной связи с историей народа, в контексте арабо-персидско-тюркской классики глубоко анализируют письменную культуру этого периода, высоко оценивают идейно-эстетический уровень литературы Улуса Джучи, подчеркивают, что основное население этой империи составляли предки современных татар и поэтому главными наследниками этого государства и его духовной культуры являются татары. В то же время отмечаются, что некоторые писатели как Рабгузи, Хорезми, Ургенджи являются представителями не только татарской, но и узбекской литературы. Эти мысли встречаются и в некоторых других трудах.

Следует отметить, что в годы перестройки и на рубеже ХХ—XXI вв. особенно усилилось внимание к Золотой Орде. Интенсивно трудились наши историки. Широкая общественность с интересом воспринимала труды Р. Фахруддинова, Р. Хакимова и др. В монографии «Жалованные акты Джучиева Улуса XIV—XVI вв.»  (1979. — 318 с.) М. Усманова, написанной хотя и в советское время, комплексно анализируются многие стороны общественно-политической и духовной жизни Золотой Орды. При непосредственном участии и руководстве этого ученого начались подготовка и публикация семитомного академического  издания «История татар», третий том [(Казань: Институт истории им. Ш. Марджани Академии наук Татарстана, 2009. — 1055 с. (!)] которого полностью посвящен Улусу Джучи [(Золотая Орда. XIII — середина XV в.)]. В нем помещены не только научно-аналитические тексты, но и многие источниковедческие материалы, а также иллюстрации. В данном издании относительно подробно освещаются и духовная культура, язык и литература Золотой Орды. В изданной на английском языке книге «Tatar History and Civilasation» (Istanbul. 2010.  — 695 s.), подготовленной татарскими учеными, уделяется много места комплексному освещению Улуса Джучи.

Коллективная монография «Золотая Орда в мировой истории. The Golden Horde ln World History» (Казань: Институт истории имени Ш. Марджани АН РТ, 2016. — 913 с.), подготовленная татарстанскими, российскими и зарубежными учеными, а также Оксфордским университетом, и ее английское издание вызвали большой интерес в мировой ориенталистике.

Продолжая традиции предыдущих тюркологов, за последние десятилетия проделана и определенная работа по исследованию золотоордынского письменного языка. Так, например, Ф. Ш. Нуриева по этой тематике защищала кандидатскую и докторскую диссертации и опубликовала несколько монографий [(Исторические и лингвистические условия формирования тюрко-татарского литературного языка золотоордынского периода (Казань, 2004); Атрибуция языка письменных языков золотоордынского периода (Астана, 2011) и др.]. Кроме того, она подготовила и выпустила в 2002 году на кириллице научное издание «Нахдж аль-фарадис». В 2019 году данное сочинение увидело свет в двух книгах: Махмуд ал-Булгари «Нахдж аль-фарадис». Путь в рай. а) Факсимиле…  — М.: Исламская книга, 2019. —448 с.; … б) Сокращенный перевод на русский язык. …/ Общая и научная редакция И. М. Миргалеева. — М. Исламская книга, 2019. — 320 с. Эта ценная публикация подготовлена к печати учеными Института истории им. Ш. Марджани и Казанского федерального университета при непосредственном участии и под руководством Ф. Ш. Нуриевой (на кириллице транскрибировала арабографичный текст).   Примечательно то, что основу факсимиле данного издания составляет  самая старинная рукопись  «Нахдж аль-фарадис», переписанная в столице Золотой Орды в Сарае в 1360 году почти еще при жизни автора. Следует отметить, что 15 июня 2019 г. в Болгарской Исламской академии Татарстана состоялась презентация данного издания, в которой принимали участие отечественные и зарубежные ученые, религиозные деятели (Автору этих строк также посчастливилось там выступить с докладом).

Кроме «Нахдж аль-фарадис», в Казани опубликованы сочинения С. Сараи, Кутба, Рабгузи, Хисама Кятиба и некоторых других авторов Улуса Джучи, а также «Кисекбаш», «Кыйссаи Авык», «Дастан Бабахан». Имеются и издания эпитафийных памятников XIII—XV вв. Равиль Бухараев перевел ряд произведений поэтов Улуса Джучи на русский и английский языки [Поэзия Золотой Орды. Перевод Равиля Бухараева.  —М.: Наталис, 2005. — 175 с.; Золотые ступени. Классика татарской поэзии /Под научной редакцией и послесловием Х. Ю. Миннегулова. — К.: Магариф, 2007. —229 с.].

На стыке ХХ и XXI  вв. написаны и защищены десятки кандидатских и докторских диссертаций, в которых доминирующее место занимают письменные памятники  XIII— XV вв. (Н. Хисамов, А. Шарипов, Р. Ганиева, Р. Исламов, А Сибгатуллина, Ф. Яхин, М. Ахметзянов, Х. Миннегулов, Г. Давлетшин, Ф.Нуриева, И. Миргалиев, М. Гатин и  др.). Проводились конференции, семинары, научно-образовательные и культурные мероприятия непосредственно или опосредовано связанные с Улусом Джучи.

Пусть и небольшая, но проделана определенная работа по художественному отображению тематики Улуса Джучи в литературе и искусстве [(Здесь имеются ввиду произведения М. Хабибуллина, Ю. Сафиуллина, Ф. Яхина, Ч. Ахмерова, Р. Шамсутдинова и др.,  а также балет «Золотая Орда» (музыка Р. Ахияровой, автор либретто Р. Харис) и др.]

Необходимо также отметить, что наши соплеменники, эмигрировавшие в   Турцию, Финляндию, Германию…, и живущие за рубежом вносили определенный вклад в исследование и пропаганду золотоордынских сочинений.  Среди них мы с удовольствием упоминаем имена Абдуллы Баттала-Таймаса, Юсуфа Акчуры, Рашита Рахмати Арата, Гаяза Исхаки, Акдаса Нигмата Курата, Ахмеда Тимера, Тамурбека Давлетшина, Сагадата Чагатая, Надира Давлета, Шамиля Юлая, Ильяса Камалова и др., а также татаро-башкирского ученого Ахмеда Заки Валиди).

Изданная в 1999 году коллективная монография на русском языке «Средневековая татарская литература VIII—XVIII вв.», в которой значительное место занимает словесное искусство Золотой Орды, была положительно воспринята в тюркологической науке.

*        *        *

Говорить о себе с этической стороны  вроде не очень скромно, но ради объективности это, мне кажется, позволительно. Кроме того, есть и такое неписанное правило в науке: если ты о чем-либо говоришь или пишешь, ты в той или иной степени должен быть осведомленным в этой области, иметь труды. В этом плане автор этих строк имеет определенное моральное право высказывать свои мысли и соображения по письменной культуре Улуса Джучи.

Я вплотную начал заниматься наукой с конца 1960-х годов, когда стал преподавателем кафедры татарской литературы Казанского университета.   В более чем пятидесятилетней научно-педагогической деятельности золотоордынская тематика занимала одно из главенствующих мест. В моей кандидатской диссертации, защищенной в 1972 году, а также в двух монографиях (1972, 1976) и многочисленных статьях освещаются жизнь и творчество ведущего поэта литературы Золотой Орды — Саифа Сараи. Нами подготовлены и с соответствующими комментариями, со вступительной статьей изданы произведения этого поэта под названием «Сәйф Сараи. Гөлестан. Лирика. Дастан» (К., 199.   — 296 с.).

«Татарская литература и Восточная классика (Вопросы взаимосвязей и поэтики)» — так называется наша докторская диссертация, защищенная в 1991 г. и монография, опубликованная в 1993 году (К.: Изд.-во КГУ, 1993. — 384 с.). Значительная часть данного труда посвящена исследованию письменного наследия Улуса Джучи. В наших многочисленных монографиях, учебниках, сборниках и статьях на татарском, русском, турецком, английском и на некоторых других языках, в тесной связи с историей тюрко-татарского народа, в контексте межлитературных отношений, рассматриваются различные аспекты духовной культуры Средневековья (в частности, темы и проблемы, идейно-эстетические особенности, поэтика, традиции и др.).  Имеется у нас и монография о Кутбе (1976). Наши исследования, в частности, статьи о Рабгузи, Кутбе, Хорезми, Махмуде Булгари, Хисаме Кятибе, Ахмеде Ургенджи, Саифе Сараи  и некоторых других мастеров пера Золотой Орды включены в академические издания по «Истории татарской литературы», «Истории татар», энциклопедии, в 33-х томное издание тюркских литератур (г. Анкара), в школьные и вузовские учебники и учебные пособия, а также опубликованы в различных журналах и сборниках. Есть у нас и публикации, освещающие роль и место словесного искусства Золотой Орды в тюркоязычном мире, а также традиции его в последующей татарской литературе. Кроме творческого наследия С. Сараи, мы принимали участие в подготовке и издании ряда других произведений Золотой Орды. Например, стихотворный  роман Кутба «Хосров и Ширин» в переводе Р. Ахметьянова в 2003 году опубликован под научной редакцией Х. Миннегулова и с его большой вступительной статьей. Имеется и множество других наших трудов различного характера. В  книгах «Тюркское словесное искусство» (К., 2014), «Казанско-татарская тюркологическая школа» (К., 2016), а также  в монографиях «Этапы развития тюрко-татарской, античной и русской литератур» (К., 2014), «Тюрко-татарская словесность в контексте межлитературных связей» (К., 2017) имеется много фактов и сведений, по письменной литературе Золотой Орды. Нам приходилось много раз выступать на различных научных, культурно-образовательных мероприятиях, в том числе и на международных конференциях в Москве, Хельсинки, Киеве, Анкаре, Стамбуле, Казани, Ташкенте, Алмате, Астане, Душанбе, Ашхабаде, Екатеринбурге, Туркестане и в некоторых других городах. Под нашей редакцией вышли десятки книг, посвященных различным проблемам духовной культуры Средневековья, в том числе и Улуса Джучи.

*        *        *

Кроме вышеупомянутых, в текущем веке в изучении Золотой Орды в Татарстане происходят и некоторые другие знаковые события. В частности, в Институте истории им. Ш. Марджани АН РТ успешно работает отдел Золотой Орды им. М. Усманова (руководитель — И. Миргалиев), издается международный журнал «Золотоордынское обозрение», на страницах которого активно выступают  не только татарстанские, российские ученые, но и зарубежные ориенталисты. В настоящее время в Академии наук Татарстана издается восьмитомная история татарской литературы с участием ученых различных вузов и научных учреждений Татарстана и некоторых других регионов РФ.  В первых двух томах (2014) этого коллективного труда достойно представлена и литература Золотой Орды. В разделах, написанных М. Бакировым, Н. Хисамовым, А Шариповым, Х. Миннегуловым, Ф. Яхиным, М. Гайнутдиновым, Р. Ганиевой, Р. Исламовым, М. Ахметзяновым и другими учеными подробно освещены истоки, взаимосвязи, идейно-эстетические особенности, поэтика  и традиции литературы Улуса Джучи.

*        *        *

В данной статье (докладе) мы кратко остановились на проблеме изучения литературы Золотой Орды в Татарстане. Даже этот беглый обзор показывает, что этот процесс имеет длинную историю, особенно интенсивным он стал с середины XIX века.  Это и понятно, так как татары, особенно его ученые, хорошо знали и осознавали, что Золотая Орда — их государство, что она занимает очень важное место в их этнической, политической истории, в развитии литературы, в духовной жизни, что последующие Крымское, Казанское, Астраханское, Сибирское и другие так называемые татарские ханства, а также Нугайская Орда образованы на основе Улуса Джучи, они  в политическом, этническом, культурном плане продолжили ее традиции, что татарский разговорный и письменный язык — это логическое, естественное  продолжение языка Золотой Орды.

Изучением истории, языка, культуры, литературы Улуса Джучи занимались и занимаются ученые многих стран и народов, в том числе турецкие, узбекские, казахские, туркменские, башкирские и др. Но при этом необходимо помнить реальную, объективную, историческую истину, что основное население Золотой Орды составляли татары1, в ней  функционировал тюрко-татарский разговорный и письменный язык. Поэтому основными наследниками Золотой Орды являются татары, предки современных башкортстанских, оренбургских, астраханских, челябинских, крымских, казанских, сибирских, пензенских… татар, издавна, уже со времен Золотой Орды  проживающих на своих исконно исторических землях, а также татары Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Москвы и других государств и городов мира.

*        *        *

Я многократно бывал в Казахстане, принимал участие в научно-культурных и образовательных мероприятиях в Алмате, Астане, Семипалатинске, Уральске, Кокчетаве, Кустанае и в других городах. Туркестан, — как родина великого  Ахмеда Ясави, как важнейший историко-культурный центр Казахстана, Средней Азии для меня особенно близок. Я много раз приезжал в этот исторический город. Пребывание в Казахстане,  в Туркестане положительно повлияло на мою научную деятельность. В 2004  году меня избрали почетным профессором Международного казахско-турецкого университета имени А. Ясави. У меня много званий, наград. Но я с особой гордостью ношу это престижное, памятное звание.

Благодарю всех организаторов данной конференции, казахстанских коллег, за приглашение в этот прекрасный город, за предоставленную мне  возможность принять участие в этом мероприятии.

 

 

* Доклад на Международной конференции, посвященной Золотой Орде (г. Туркестан, Международный казахско-турецкий университет им. Х.А.Ясави, 20 ноября 2019 г.)

1 Президент России В. В. Путин по случаю 80-летия дня рождения первому президенту Татарстана М. Ш.Шаймиеву подарил карту «Tartaria» .

1 Начиная с XV в. и даже по настоящее время узбеки, казахи, каракалпаки, киргизи и некоторые другие тюркские народы Евразии  иногда татар называют нугаями. По отношению  приезжим в казахские  степи татарам, казаки говорят «Далада адашып  йөргән нугай баласы сыман»

Писатели