Союз писателей Республики Татарстан

АБАЙ И Г.ТУКАЙ В ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКЕ РЕНАТА ХАРИСА

Просветительские идеи, в основе которых лежали вопросы образования народа, идейно-нравственное и эстетическое формирование личности в обществе и государстве являются одними из ведущих в татарской и казахских литературах XIX – начала ХХ веков. Единство тематики позволяет выявить случаи типологического сходства и различия в творчестве татарского и казахского поэтов-просветителей Габдуллой Тукаем (1886 – 1913) и Абаем (Ибрагим Кунанбаев (1845 – 1904)), а также поставить вопрос о творческом преломлении их традиций в современной татарской литературе.В трудах Х.Ю. Миннегулова о татарско-казахских взаимосвязях намечаются пути сопоставительного изучения творчества Абая и Г. Тукая в контексте просветительской идеологии начала ХХ века [4-6]. Как отмечает исследователь, «Абая и Тукая можно сопоставлять, сравнивать по тематике, по художественному мастерству. Так, например, оба поэта создают великолепные картины природы родного края, воспевают величие и красоту любви. Несмотря на сходство, близость, их творения глубоко национальны: в них отражены менталитет, обычаи, верования, образное мышление породивших их народов» [5: 223]. Х.Ю. Миннегулов также считает, что основанием для сопоставления Абая и Тукая является и то, что «они оба являются символами своих соплеменников, настоящей поэзии» и то, что их произведения многократно переизданы на татарском и казахском языках, востребованы современными читателями: « «Слова назидания» Абая у казахов стали своего рода кодексом жизни, а стихотворение Тукая «Родной язык» звучит как гимн татар» [5: 223].
Отметим также, что для читателей и писателей рубежа XX – XXI веков несомненную ценность представляет и то, что Абай и Тукай активно участвовали в литературной и общественной жизни начала ХХ века, в период бурных общественно-политических событий, во времена резкого подъема национально-освободительных движений.
Следует отметить, что литературную деятельность Абая и Тукая сближает отношение к русской литературе. Известно, что Абай был «зачинателем перевода образцов русской поэзии – произведений А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, И.А. Крылова, И.А. Бунина на казахский язык» [4: 211]. Г. Тукай также читал и переводил русских классиков А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и других. На примере творчества Абая и Тукая наглядно проявляются подходы татарских просветителей начала ХХ века к проблеме отношения к русскому народу, его культуре и языку. Одной из особенностей татарского просветительства, которое объективно было направлено против русификаторской политики, против национального угнетения, так как эта политика наряду с религиозным фанатизмом сдерживала культурное развитие нации и просвещение народных масс. При этом татары не противопоставлялись русским, наоборот, джадидисты выступали за сближение, пропагандировали необходимость изучения татарами культуры и языка русского народа, видя в этом верный путь к прогрессу. Через критическое переосмысление опыта европейских стран осознавалась необходимость энциклопедических знаний для развития своей литературы. Знакомство с зарубежной литературой осуществлялось через произведения, написанные на русском и турецком языках.
Я.Г. Абдуллин, А.Н. Юзеев, М.В. Гайнутдинов в исследованиях, посвященных татарской просветительской философии, сходятся во мнении, что соответствующее движение XIX – XX (джадидизм) стремилось добиться духовного возрождения татарского народа, приобщения его к достижениям как русской, так и мировой науки и культуры [1-3]. Татарские писатели горячо отстаивали идеи Просвещения, ратуя за европеизацию и выступая против косности и застоя в жизни своей нации. Просветительские идеи татарского и казахского поэтов Тукая и Абая созвучны и современным татарским поэтам. В частности, Абая на татарский язык переводят Л. Хамидуллин, Р.Гаташ и др., а поэзия Г. Тукая поражает своей гениальностью и глубиной. Так, Ренат Харис в статье «О поэтическом мире Тукая и о гениальном» отмечает: «юноша в 20 лет дерзнул сформулировать и задать самому Всевышнему несколько таких вопросов, которые могут поставить в тупик и высокообразованных философов современности:
Почему ты, Боже, столь разными создал людей?
Почему я ничтожней ничтожнейшей твари твоей?..
Иль во мне и начало и устье потока скорбей?..
Иль таит в себе ад эта жалкая связка костей?..
Слышишь, Господи? Я вопрошаю, ответь мне скорей!..
Ибо разум мой тёмен, не может он справиться с ней…
Не в моей ли недоле злосчастного мира исток?
Не родиться бы вовсе – так было б, пожалуй, умней…
По глубине проникновения в суть явлений, по мастерству оформления мыслей, особенно в оригинале стихотворения, Тукай предстает перед нами как высокообразованнейший, зрелый человек. А в стихотворении «Не стану мелочиться» он не только задаёт вопросы, даже предлагает себя Всевышнему в качестве помощника:
Это солнце пусть погаснет, я взойду ему взамен.
Люди путь по мне сверяют далее свои часы…
Это – подстрочник, а в переводе М. Талова, к сожалению, ничего этого нет» [7: 13]. Показательно, что по глубине постановки философских вопросов, по мнению Рената Хариса, Г. Тукая можно с полным правом сопоставить с мировыми поэтическими именами: Г.Р. Державиным, А.С. Пушкиным, М.Ю. Лермонтовым, Дж. Байроном, Ф.И. Тютчевым, Бараташвили, Кандалыем, Дэрдмендом, Джалилем, Сеспелем. В качестве примера современный татарский поэт сравнивает выше процитированные строки Г. Тукая со строчками Несими и Г.Р. Державина: «Стихотворения «Вопросы» и «Не стану мелочиться» по своей философской глубине, простоте и чёткости изложения, поэтическому накалу и страстности созвучны с произведениями не только средневековых гениев восточной поэзии, скажем, Несими, сказавшего: «В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь», но и с гениальным стихотворением Гавриила Державина «Бог», где он осмеливается сказать Всевышнему: «Я есмь – конечно, есть и Ты!»» [7: 13].
Ренат Харис – очень цельный и многогранный поэт-философ, у которого литературно-критические высказывания находят органичное воплощение в поэтическом творчестве, поэтому его следующее определение значения личности и творчества Г. Тукая мы находим в его стихах, поэмах и романе в стихах: «Одним словом, Тукай родился вовремя, когда татарский народ в своём развитии испытывал острую необходимость в гении, способном концентрировать в себе, в своём творчестве духовную энергию нескольких поколений, дать этой энергии новое, опережающее время, перспективное направление» [7: 16].
На рубеже XX – XXI веков снова в татарском обществе актуализировались вопросы сохранения татарского языка, литературы и культуры, определения места татарской нации в мировом сообществе, что и отразилось в современной татарской литературе. В творчестве народного поэта Республики Татарстан Рената Хариса постоянно ставятся эти острые вопросы современности и ведется активный поиск путей их решения.
Темами его произведений становятся нравственные, философские, общественно-политические темы прошлого и современности татарского народа и России. Широкий тематический диапазон поэта определяет и жанровое разнообразие его творчества. Его творческий арсенал составляют эпические жанры такие, как роман в стихах («Исемсезләр»), пятьдесят поэм на философские, исторические, любовные темы. Отрадно отметить, что число произведений Рената Хариса в этом сложном лиро-эпическом жанре, отнюдь не пользующемся популярностью среди современных поэтов, ежегодно пополняется. 2020 год не стал исключением: в этом году Ренат Харис опубликовал свои новые поэмы: «Төрек валы», посвященное подвигу молодого лейтенанта Я.К. Фаизова в годы Великой Отечественной войны. Поэт посвятил 100-летию ТАССР поэму «Татар аты» (2020), в которой через судьбу татарского коня, ставшего символом татарского народа, автор рассуждает о славном прошлом и намечает перспективы для дальнейшего развития татарской нации. Показательно, что поэмы Рената Хариса через исторические параллели нацеливаются на решение актуальных вопросов современного общества, на публицистичность поэм указывают и авторские обозначения: трактат-поэма «Яза башла», публицистик поэма «Урам», поэма-бәян «Унөчкә унеч», риваять-поэма «Бәкер сазы». Многие образы, отражая современные реалии, в поэмах Р. Хариса приобретают символические черты.
Так, в поэме «Татарлар» (поэма-монолог) поэт дает ответ тем горячим головам современности, которые пытаются уйти от исторического наименования «татары». Лирический герой поэмы с гордостью заявляет: Мин чыгам ул… Мин ул татар –/ Һәр заманның тугры улы, / Кирәксә, урак, кирәксә, / Гадел кылыч тоткан кулы! / Нәкү башка халыклар кебек – / Мин җиңдем дә, җиңелдем дә – / Барлык даным һәм хурлыгым / Исемемнең җилегендә» [8: 124].
Поэт напоминает в поэме о славном прошлом татарского народа, в который объединил за тысячелетнюю историю многие народы, в то же время произведение пронизывает и уважительное отношение к другим нациям и народам: «Һуннары да, мишәре дә,/ Болгары да, кыпчагы да, / Сувары да, бортасы да, / Эреп тарих учагында, / / Әйләнеп көчле бар канга, / Йөрәгемә минем тулды – / Татар булып милләт булдым, / Татар булып халык булдым. // Үткәнемнән баш тартмыйча / Яши бирәмен мин – татар… / Беркем дә табалмас миндә / Йөзне кызыртырлык таплар» [8: 125].
Современные татаские поэты также, как и поэты -просветители начала ХХ века, остро ставят вопросы сохранения языка и литературы, формирования разносторонне развитой личности, свободно владеющего своим родным татарским языком, русским, одним или двумя иностранными. Хотелось бы, чтобы это было нормой для татарского интеллигента. Эти вопросы постоянно ставятся и в произведениях Рената Хариса. Так, в шестой главе поэмы «Чехов базары» обыгрывается ситуация покупки языка как понятий гастрономического и национального языка (Татар теле, энем. Һич шикләнмә, / башкарылды шартын китереп…»). В лирическом отступлении поэт метафорически кратко и емко описывает драматичную судьбу татарского языка: «Искә теште кинәт җәлилчеләр… / Ике тапкыр язу үзгәртү… / Татар мәктәбесез калган Казан… Йөгән кия язга сүз дәрте… (…) // Канлы калҗа булып гәүдәләнде / Анам-атам теле шул чакта… / Сират күпереннән үткән кебек / Үткән телем үткер пычактан. // Ул гөнаһсыз булган – мәтәлмәгән / Тәмуг дигән бөек учакка…» [8: 176].
Поэт с тревогой говорит о современной молодежи, которая пренебрегает знанием родного языка: «Рус телен ул, шиксез, «биш» кә белә, / Инглизчә, шиксез, артык та! / Татарчасы – әнисенең теле – / «берле» куеп булмый тартып та, // Горурлана җинги улы белән – / Ачык, имеш, дөнья ишеге! / Үз халкына тәрәзәсе түгел, / Юк бит хәттә йозак тишеге!…» [8: 176].
Все же Ренат Харис завершает эту главу поэмы оптимистично, выражая веру в сохранение значения татарского языка и даже возвращения его былого значения как языка международного общения: Татар телем! Алтын акчаларга / басылдың син Болгар, Биләрдә…/ Ярлыкларга ятып, кенәзләргә / рәхсәт булдың илләр биләргә. // Халыкара атамалар бирдең / бик күп рухи, матди халәткә…/ Һәр заманга замандашы булып / яшәрсең син, телем, әлбәттә! // Аунамассың канлы калҗа кебек. / Дәүләт тамырына тулырсың. / Базар теле түгел, базарлы тел, / син базарлар теле булырсың» [8: 177].
Таким образом, в творчестве современных татарских поэтов развиваются темы, впервые поставленные поэтами- просветителями Абаем и Тукаем. В этом отношении творчество Рената Хариса является показательным. Поэт активно переводит произведения русских поэтов на татарский язык, издает книги переводов. В 2016 году издал книгу переводов, содержащую 60 стихотворений Г.Р.Державина, в то же время в своих стихах и поэмах ставит проблемы сохранения и развития татарского языка, литературы и культуры, о судьбах татарского народа в настоящем и будущем.

Литература
Абдуллин Я.Г. Татарская просветительская мысль: (Социальная природа и основные проблемы). – Казань: Татар. кн. изд-во, 1976. – 319 с.
Юзеев А.Н. Татарская философская мысль конца XVIII – XIX веков. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2001. – 192 с.
Гайнутдинов М.В. Ш.Марджани и татарская литература // Марджани: ученый, мыслитель, просветитель: Сб. ст. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1990. – С. 173 – 180.
Миннегулов Х.Ю. Абай и татарская литература // Тюрко-татарская словесность в контексте межлитературных связей. – Казань: Ихлас, 2017. – С. 208 – 214.
Миннегулов Х.Ю. Абай и Тукай (Сравнительно-типологический анализ) // Тюрко-татарская словесность в контексте межлитературных связей. – Казань: Ихлас, 2017. – С. 215 – 223.
Миннегулов Х.Ю. О казахско-татарских литературных взаимосвязях и о Рымгали Нургали // Тюрко-татарская словесность в контексте межлитературных связей. – Казань: Ихлас, 2017. – С. 201 – 208.
Харис Р.М. Замана һәм каләм: здзбият, сәнгать, публицистика: мәкаләләр, истәлекләр, әнгәмәләр = Время и перо: литература, искусство, публицистика: статьи, воспоминания, интервью. – Казан: Татар.кит. нәшр., 2016. – 316 с.
Харисов Р.М. Сайланма әсәрләр: 7 томда.: Т.4. Поэмалар. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2006. – 367 с.

Галимуллина А.Ф.

Писатели