Союз писателей Республики Татарстан

Театр авторских представлений: Цветаева и Пастернак

Марина Цветаева и Борис Пастернак – не те поэты, которых вспоминают только к юбилеям. Но на 2022 год  приходится сразу два юбилея, связанных с их именами – 130-летие со дня рождения М.И.Цветаевой и 100-летие с начала исторической переписки этих двух гениев, которая длилась целых 13 лет и окончилась их «невстречей» в Париже.

3 февраля 2022 года к особняку, известному как «Дом Ростовых» на Поварской улице, словно на бал князей Долгоруковых, живших в этом доме, спешили нарядные люди, предвкушая удовольствие и приятное общение:  в этот вечер здесь проходил спектакль «Дай  мне руку…» на основе переписки Цветаевой и Пастернака.

Кстати, сама Цветаева в 1918 году не раз бывала в этом здании, работая в расположенном здесь в то время информационном отделе Народного комиссариата национальностей. Прошло более века, и в этих стенах снова явственно ощутилось ее присутствие,  зазвучали ее сокровенные признания, высказанные в письмах к «равносущему» поэту:

– Мой дорогой Пастернак!

Мой любимый вид общения – потусторонний: сон. А второе – переписка. Письмо, как некий вид потустороннего общения.

Ни то, ни другое – не по заказу, снится и пишется не когда нам хочется, а хочется:  письму быть написанным, сну – быть увиденным.

<…> Вы не человек и не поэт, а явление природы. Бог по ошибке создал Вас человеком.

И Борис отвечал ей так:

Сильнейшая любовь, на какую я способен, только часть моего чувства к тебе. Я уверен, что никого никогда еще так, но и это только часть… Ты страшно моя и не создана мною, вот имя моего чувства. Как удивительно, что ты – женщина. При твоем таланте это ведь такая случайность!

На сцене в тот вечер были Он и Она. Пастернак и Цветаева, воплотившиеся в Евгении Касаткине и Ольге Кузьмичевой-Дробышевской. Минимум декораций: старый стол, заваленный письмами, два стула, ручка в чернильнице, старинная пепельница с незажженной сигаретой, черная железная настольная лампа. А поодаль – чемодан, неизменный спутник Марины Ивановны в ее странствиях по жизни.

Но было еще и третье «действующее лицо» – гитара.  Как лира, без которой оба героя не мыслили свою жизнь.

Ольга Кузьмичева-Дробышевская – поэт, прозаик, автор-исполнитель песен и романсов из г. Набережные Челны, лауреат многих музыкальных и литературных конкурсов, член Союза российских писателей и Союза писателей Республики Татарстан.  В спектакле прозвучало пять ее песен на стихи Марины Цветаевой: «Я – страница твоему перу…», «Чтоб высказать тебе…», «Русской ржи от меня поклон…», «Золото моих волос…», «Знаю, умру на заре…».

Евгений Касаткин – актер Московского театра-студии «Голос», обладает редким в наше время талантом чтеца. При этом он без всякого грима удивительно похож на Пастернака в разные периоды его жизни! По образованию он инженер, закончил МВТУ им. Баумана. Их творческий тандем с Ольгой Кузьмичевой-Дробышевской возник 6 лет назад. За это время создано несколько литературно-музыкальных композиций по творчеству поэтов Серебряного века, которые были показаны в Елабуге, Казани, Тарусе.

Исполнителей перед началом спектакля представила Светлана Василенко, первый секретарь Союза российских писателей. Она сказала, что давно знакома с литературным творчеством Ольги Кузьмичевой-Дробышевской, знает ее и как талантливого автора-исполнителя. Но сценическая постановка по переписке двух поэтических титанов к 130-летию Марины Цветаевой – в известном смысле творческий эксперимент.

Ольга Харламова, поэт, публицист, предваряя спектакль, отметила, что в недрах Союза российских писателей сегодня рождается новый жанр – Театр авторских представлений (ТАП), где творческие люди будут представлять свой авторский взгляд как на личное творчество, так и на творчество других поэтов и писателей.

В тот вечер актовый зал «Дома Ростовых» был переполнен – некоторым пришлось даже стоять. Такого здесь не было уже давно (из-за пресловутой пандемии). Как только под высоким потолком с лепниной стихли звуки последней песни и отзвучали бурные аплодисменты, я подошла с микрофоном к зрителям:

– Добрый вечер. Вы можете представиться?

Алиса Паникаровкая,  сценарист и писатель.

– Какие ваши впечатления?

– Прекрасный вечер, прекрасный спектакль. Все замечательно. Великолепное исполнение!

– А что вам больше всего понравилось?

– Понравился сам спектакль, сама атмосфера. Голос Оли, конечно. И как это было сыграно.  Понравилось все в целом. Получилось целое красивое представление.

– А вы раньше слышали когда-нибудь ее песни, стихи?

– Я Олю давно знаю.

– То есть, вы пришли уже на известного автора-исполнителя?

– Да. Но вместе с Евгением я ее никогда не видела.

– Ну и как вам этот тандем?

– Очень здорово. Мне очень понравилось!

*  *  *

– Меня зовут Наталья Якушина. Я тоже писатель. И я восхищена!  У меня ощущение, что я не зря пришла. Дело в том, что я хочу написать пьесу о Цветаевой, и мне очень был интересен этот материал. Такой одухотворенный, подлинный. И ровно столько, сколько нужно по времени.

– А что-нибудь новое о Марине Ивановне вы узнали из этого спектакля, уловили какую-нибудь ее новую черту?

– Да. Я узнала новое! О том, что этот человек ничего не боялся – ни разочарований, ни будущего, ни смерти.  Она не боялась быть обиженной, отвергнутой, что-то терять, быть виноватой. То есть человек  ничего не боялся, а просто жил, дышал, творил.  И это, конечно, поражает мое воображение. Я даже подумала: а какие спектакли создадут про нас? Мы ведь друг другу не пишем такие письма – наполненные смыслом и содержанием, художественные. А шлем какие-то смайлики, лайки, гифки.  Как-то всё кратенько, в спешке. А эти люди тратили жизнь на переписку. И такое общение у них было высокое!

*  *  *

Андрей Кучумов, бард.

–  Узнали ли вы сегодня что-то новое о творчестве Цветаевой?

– Вы знаете, «немножко» ­ всегда больше, чем ничего.  Если я сказал «ничего», то всё, что я сегодня узнал  – это всё новое: я понял, что очень мало знал о ней.

– Вы не интересовались поэзией Цветаевой?

– Ну, ее поэзию я читал. Но так, чтобы интересоваться подробностями ее жизни или взаимоотношениями с кем-то – я этим не занимался.

– То есть, вас она как личность не интересовала. А теперь как?

– Да, а вот теперь мне стало интересно! Захотелось снова ее почитать.

– А как вам песни? Вы же сами пишете песни.

– Ну, Кузьмичева-Дробышевская мне вообще нравится уже давно. И тут я нового ничего не увидел – я знал, что это будет хорошо.  Мне только жалко, что мало.

– А вы пишете песни на чьи стихи?

– На свои. Я самый лучший поэт на свете…

(Андрей засмеялся, а в разговор вступила стоявшая рядом с ним женщина)

– Мы вместе выступаем в дуэте «Клубничное варенье». Меня зовут Татьяна Сергеева. Хочу добавить, что Ольгу Кузьмичеву-Дробышевскую мы знаем уже одиннадцать лет как очень хорошего автора-исполнителя. И мне приятно, что именно на моем фестивале Ольга получила свой первый московский диплом.

– Как здорово! А что это был за фестиваль?

– Он называется «Ангелы, слетающие с неба» и посвящен памяти ушедших бардов и поэтов. В этом году ему уже 17 лет.

– А чем вам нравится ее манера исполнения?

– Кузьмичева-Дробышевская ни на кого не похожа, у нее свой стиль. При этом она – человек чувствующий поэзию нутром.Те песни на стихи Цветаевой, которые сегодня мы услышали,  очень точно отражают душу Цветаевой.  Ведь часто бывает, что люди берутся писать на стихи великих и не попадают на одну волну с поэтом.  Это больно и обидно. А в данном случае  произошло полное совпадение.

*  *  *

–  Алексей Малухин. Живу в Тушино. Тоже пишу стихи – психо-философскую лирику.   Когда-то занимался в литобъединении «Вдохновение» в ДК «Красный Октябрь», посещал семинар Риммы Казаковой.

– Как вам этот спектакль?

– Замечательно! Просто откровение.  Мне теперь стало понятно, почему, когда Марина Цветаева в Елабуге погибала,  в трудную для нее минуту Пастернака не оказалось рядом. Многие его потом за это упрекали.  А он и не мог быть рядом. И вот здесь, в этом спектакле, очень логично построена линия их отношений.  Это печально, пронзительно, но так оно и было.  Они и не могли встретиться там – так жизнь сложилась. И мне понравилось, что эти тонкие и сложные взаимоотношения были показаны здесь очень достоверно. Я был на многих спектаклях такого рода – о поэтах Серебряного века. Но этот произвел на меня очень сильное впечатление!

*  *  *

Другов Павел Андреевич. Музыкант-фрезеровщик.

– ?

– Но пальцы пока все на месте.

– Вы делаете музыкальные инструменты?

– Нет, я на них играю. А фрезеровщиком я работаю.

– Какие у вас впечатления от этого спектакля?

– Я местами даже плакал.  Я обожаю Цветаеву. Обожаю Пастернака. Первый раз прочитал их, наверное, в 5-м классе.  К их поэзии меня приобщили дедушка и мама…Профессионализм сегодняшнего исполнения меня просто поразил!

 

– А что вам больше всего понравилось в спектакле – стихи, песни, или вы что-то новое открыли для себя в образах Цветаевой и Пастернака?

– Вы знаете, у меня есть книжка «Переписка Цветаевой и Пастернака». Я ее читал. Но сегодня это было так здорово преподнесено – и мужчина, и женщина читали  так красиво, так понятно, так естественно. Я точно этого не забуду!

*  *  *

– Я хотела бы сказать, что актеры мастерски передали вот эту атмосферу переписки Цветаевой и Пастернака. И настолько они вошли в образы – профессионально, красиво, умно,  что я  просто получила огромное удовольствие!  Растворялась  вот в этой переписке и характерах двух великих поэтов.  Ольга и Евгений даже внешне походят на своих героев,  и они были очень точны в манерах, в деталях.

– А вы можете представиться?

Парусникова Татьяна Владимировна. Я секретарь Крымского отделения Союза российских писателей

– Очень приятно! Вы специально приехали из Крыма на этот спектакль?

– Нет, я приехала по своим делам и совершенно случайно попала сюда, узнав тему.  Я много читала о жизни Цветаевой и Пастернака, конечно, знала об их переписке. Но сегодня я действительно почувствовала саму атмосферу взаимоотношений двух великих людей. Ведь здесь говорится не о физической близости, не «о любви»,  а очень тонко передаются отношения одного поэта к поэзии другого. Насколько же они друг друга чувствовали, растворялись в поэзии друг друга! Как сказала Марина: «Для меня неважно, кто ты и что ты, а важно, какие у тебя стихи». Она считала его гениальным. А он настолько ценил Марину, что не смел смотреть на нее как на женщину.

Поэтесса Галина Богапеко поделилась с нами таким отзывом:

– Перед тем, как идти сюда, я специально перечитала переписку Пастернака и Цветаевой. Очень волновалась, как это будет подано. Как можно вместить в часовом представлении тринадцатилетнюю переписку двух гениев одной эпохи? Ребята молодцы, отжали всё, что смогли, вполне гармонично. Пошла бы я на спектакль повторно? — Да! Трогает сама тема.  Спасибо им и всем присутствующим на этом магическом действии. Зрители реагировали очень живо, были полностью вовлечены в этот эпистолярный роман в лицах. Это, безусловно, особое событие из того, что сейчас происходит на подмостках современных театров.

Старший научный сотрудник Дома-музея Марины Цветаевой в Москве Марина Мелкова сказала:

– Невероятная энергетика, да и внешняя схожесть Евгения и Ольги с поэтами поразили. Музыкальное оформление спектакля авторскими песнями Ольги на стихи Марины Цветаевой прекрасно дополнило высокий литературно-художественный уровень постановки и придало всему действию яркую самобытность.  Спектакль обязательно должен быть показан у нас. Как такое чудо – и мимо!..

*  *  *

А вот как о своей героине, Марине Цветаевой,  говорит исполнительница ее роли Ольга Кузьмичева-Дробышевская:

– В любых жизненных ситуациях она оставалась, прежде всего, поэтом.  Она была одержима Словом, не мыслила себя без Слова. И в Слове видела нечто большее, чем видим мы. Не зря в Библии написано: «И слово было Бог». Быть поэтом – Божий промысел. Поэтому настоящих поэтов мало. Есть люди, «прекрасно пишущие стихи» и даже «пишущие прекрасные стихи». А Цветаева и Пастернак – гении, в творениях которых живёт искра Божественного света.

– Трудно ли писать музыку на стихи Цветаевой?

–  Трудно. У нее ведь стихи очень многоплановые, многослойные. Вот берешь ее стихотворение, а мысль в нем развивается так, что все время открываются какие-то подтексты, новые сюжеты. Вот ты сочинила мелодию к первой строфе, а мысль развивается шире, и хочется уже либо модуляцию сделать, либо мелодию расширить каким-то образом внутри песни. Каждое стихотворение – симфония, а не просто песня. Я старалась не отсекать строфы Марины Ивановны, как это делают другие авторы-исполнители ради сохранения мелодии. И поэтому в двух песнях использую речитатив, связанный с мелодией только музыкальной гармонией.

– Когда родилась ваша первая песня на стихи Цветаевой?

– Лет семь назад я во сне увидела стихи – они строчками падали с неба.  И там, во сне, я была в Тарусе. Но я тогда еще никогда не бывала в Тарусе, только потом поняла, что за место мне приснилось. Марина мне снилась девочкой лет девяти, в белом длинном платье, как бы вышедшей из образа взрослой Марины, который я видела на портрете. Она сказала: «Согрей меня». И я взяла ее на руки.  Я стояла на крыльце дома, небольшого особнячка с выходом в сад.  И вдруг с неба начали падать строчки: «Я – страница твоему перу…» Там еще были стихи.  А девочка все смотрела на меня, и по ее взгляду я поняла, что она мне говорит: «Напиши!»

Когда проснулась, то подумала, как я буду писать, если стихи уже написаны? И даже решила проверить: «А есть ли у Цветаевой эти стихи?»  Стала искать и нашла их:

Я — страница твоему перу.
Всё приму. Я белая страница.
Я — хранитель твоему добру:
Возращу и возвращу сторицей.

Я — деревня, чёрная земля.
Ты мне — луч и дождевая влага.
Ты — Господь и Господин, а я —
Чернозём — и белая бумага!

И родилась музыка, сложилась песня. Когда Женя Касаткин ее услышал, у него возникла идея создать литературно-музыкальную композицию.

Песни для спектакля по переписке Цветаевой и Пастернака у меня родились не сразу. Сначала, кроме своих, я пела и чужие – на музыку Елены Фроловой и Ольги Кузнецовой. Но у них свое прочтение Цветаевой, и из нашей авторской композиции эти песни выбивались по стилю.

–  Как долго создавался спектакль «Дай мне руку…»?

– Спектакль зрел у нас года два. Женя написал сценарий, а потом мы стали воплощать композицию на сцене. Мы были одержимы идей передать эту переписку, эту духовную любовь. Мне она очень понятна. И Жене близка. Это ведь духовная, прежде всего, связь – они за все 13 лет переписки ни разу не встретились. Мы вжились в их образы. Поняли, что это должна быть не просто литературно-музыкальная композиция, а спектакль: нужны действие, какие-то движения, мизансцена. Но мы репетировали по скайпу, так как живем в разных городах. А в скайпе какие движения? Поэтому у нас их минимум. Но те, что есть, должны были стать очень точными. Для меня это все было довольно ново, в отличие от Жени, у которого большой сценический опыт. Я в своей стихии себя чувствую только в песне. А в спектакле ведь очень много текста. Читать прозу для меня был вызов. А говорить от имени Марины Цветаевой, ее словами – большое испытание и огромная ответственность. Но мне это все очень дорого.

Ольгу дополняет ее партнер по спектаклю, исполнитель роли Бориса Пастернака актер Евгений Касаткин:

– Это уникальный, потрясающий материал. Эти письма – шедевры, как и те, что создавали их авторы в поэзии. Какая бездонная глубина мысли и чувства! И что особенно подкупает и поражает – письма абсолютно честные, без примеси какой-либо позы и рисовки. То, что эта переписка вообще существует, и благодаря ей мы имеем возможность погружаться в этот космос – внутренний мир двух величайших поэтов двадцатого столетия – настоящее чудо.

– Не страшно было прикасаться к такому материалу?

– Честно говоря, очень страшно. Тем более что он огромен, и вместить все это в спектакль – задача абсолютно немыслимая. Но нас вдохновляло то, что мы оба чувствовали себя ими: Оля – Цветаевой, я – Пастернаком. А это, в конечном счете, самое главное. Я обожаю поэзию Пастернака и восхищаюсь Цветаевой, а у Оли с Мариной вообще какая-то мистическая духовная связь. Я это почувствовал, когда впервые услышал Олину песню на стихи Цветаевой, которая меня поразила. Собственно, с этого все и началось. Возникла идея создать композицию по переписке Цветаевой и Пастернака, куда обязательно должны были войти Олины песни, которых на тот момент еще не было! Но им суждено было быть, и они появились. Из бездонного океана мыслей, чувств, переживаний, откровений мы выбрали только самое главное – не просто историю мужчины и женщины, а двух величайших, волею Божией, поэтов. И постарались максимально духовно приблизиться к своим героям. Что из этого получилось – судить зрителю.

 

Спектакль «Дай мне руку…» в ближайшие дни состоится:

16 марта во Дворце культуры «КАМАЗ», г. Набережные Челны, пр. Мира, 87/22, начало в 18.00;

17 марта в Центральной библиотеке им. Г. Тукая, г. Нижнекамск, ул. Г. Тукая, д. 31, начало в 17.30

18 марта в Литературно-мемориальном музее «Дом учителя», г. Чистополь, ул. К. Маркса, д. 28, начало в 16.00

 

Материал подготовила Аида СОБОЛЕВА


Писатели

Дни рождения

Дек
10
Чт
Ринат Мухамадиев
Дек
11
Пт
Искандер Сирази
Дек
14
Пн
Нафиса Сабирзянова
Дек
15
Вт
Гульзада Ахтямова
Дек
17
Чт
Танчулпан
Дек
19
Сб
Гелюса Батталова
Дек
25
Пт
Фирдаус Зариф
Янв
1
Чт
Мансур Валеев
Рафис Курбан
Рушания Низамова